крестный отец в каком переводе читать

Крестный отец в каком переводе читать

Copyright © 1969 by Mario Puzo

© Кан М.И., перевод на русский язык, предисловие. Наследники, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

Как могло случиться, что роман Марио Пьюзо «Крестный отец», которому, казалось бы, по всем законам жанра место в малопочтенной компании полубульварных гангстерских однодневок, попал в сокровищницу мировой литературы?

Многое объясняет тот факт, что это очень талантливая книга – чтение, от которого трудно оторваться. Многое, но не все. Талант, в сущности, не подлежит анализу, попытки «поверять гармонию алгеброй» заведомо непродуктивны. Просто как актеру бывает присуще некое трудно поддающееся определению, хотя и мгновенно узнаваемое «звездное» качество, так и «Крестному отцу» свойственны несомненные черты супербоевика на все времена – произведения, без которого, что ни говори, история мировой литературы двадцатого века была бы неполной.

В строгом смысле слова эта книга не гангстерский роман, скорее – сага о возникновении и динамике типического явления, перенесенного, правда, на американскую почву с Сицилии, но связанного не только с его этническими носителями, сицилийскими иммигрантами, а ставшего ныне прискорбно неотъемлемой частью современного бытия практически на всей земле. Сама тема ее, таким образом, принадлежит к разряду неслучайных и насущных.

Недаром сделалась нарицательной воровская кличка «Крестный отец» и вошли в русский язык слова «разборка», «разобраться» в том специфическом смысле, какой придает им герой этой книги – точно так же, как и его присловье «сделать кому-то предложение, от которого тот не сможет отказаться». Все это – свидетельства точного попадания, безошибочности авторского выбора.

Жестокая, жесткая, местами неприятная – таков ее предмет, – эта книга, с натуралистически подробными сценами насилия и обнаженной эротики, отличается, при простоте и даже бедности выразительных средств, непреходящей увлекательностью не слишком хитрого сюжета. И дело тут не в гангстерских «подвигах»: в основе этого напряжения – психологическая драма, человеческие судьбы. Необъяснимая привлекательность главы мафиозного клана дона Корлеоне – не только и не столько в обаянии сильного вожака, но, главным образом, – в его человеческих качествах, в теплоте и психологической тонкости его подхода к людям, в неоднозначности одиозной, казалось бы, фигуры.

Не случайно мафиозные кланы именуют себя семействами, а своих главарей – крестными отцами. Личные отношения внутри преступных группировок, в том виде, как их рисует М. Пьюзо, напоминают родственные; дон Корлеоне, вербуя себе приближенных, завоевывает сердца.

Не поверхностная занимательность триллера составляет особенность «Крестного отца». Гангстерский бизнес для его героев – обыкновенных людей, подверженных всем человеческим напастям, скорбям и немощам и вовсе не чуждых иных человеческих достоинств, – серьезное, солидное дело, работа, и заняться ею на американской земле сицилийцев вынудило, по мнению автора, не личное предпочтение, но сила обстоятельств, логика конкурентной борьбы, давление общества. Это оно, на его взгляд, вынуждает пришлых сицилийцев построить свой замкнутый, преступный мир, в котором действуют законы, по-своему неглупые и справедливые. Писатель постоянно сопоставляет различные установления внешнего, легального и потайного, внезаконного обществ, как бы взвешивая их на весах беспристрастности – подчас при этом чаша склоняется в пользу последнего.

Государственная мудрость, с которой главарь мафии дон Корлеоне правит своей империей, выгодно отличается от полной несовершенств системы официального правосудия. Система, созданная мафией, как ни парадоксально, менее подвержена коррупции: оплата здесь в большей степени соответствует заслугам.

Не одних злодеев и выродков видит в этом преступном мире М. Пьюзо, но, сплошь да рядом, ярких, энергичных, недюжинных людей, приверженных патриархальным семейным традициям, узам дружбы, своеобразному кодексу чести. В языке, которым изъясняются его герои, нет и следа блатного жаргона. (Своеобразие их речи – особая удача автора. Каким-то непостижимым образом их американская речь сохраняет обстоятельную степенность недавних жителей европейской провинции, старомодный слог сицилийских крестьян ощущается в речи этих новых американцев, особенно тех, кто, как главный герой книги, принадлежит к старшему поколению.)

Люди, которые правят миром мафии, каким мы видим его на страницах романа, могут смело потягаться в мудрости и прозорливости с государственными мужами. Картина всеамериканского съезда мафиозных синдикатов выглядит внушительно, как международная конференция; термин «коза ностра», «наше дело», отчеканенный доном Корлеоне, – сегодня такая же часть реальной жизни, как некогда найденный Уинстоном Черчиллем термин «железный занавес». «Разборка», происходящая на съезде, – не мелочная грызня силовиков, но тонкая дипломатия, пугающе похожая в существенных деталях на шаги законной высокой политики.

За всяким большим состоянием кроется преступление.

Америго Бонасера сидел в Третьем отделении уголовного суда города Нью-Йорка, дожидаясь, когда свершится правосудие и возмездие падет на головы обидчиков, которые так жестоко изувечили его дочь и пытались над нею надругаться.

Судья, внушительный, важный, поддернул рукава своей черной мантии, словно бы вознамерясь собственноручно разделаться с двумя юнцами, стоящими перед судейским столом. Тяжелое лицо его застыло в высокомерном презрении. И все же сквозила во всем этом некая фальшь, Америго Бонасера чуял ее нутром, хотя пока еще не мог осмыслить, в чем дело.

– Вы поступили как последние подонки, – резко сказал судья.

Да, думал Америго Бонасера, да, именно. Скоты. Животные. Юнцы – глянцевые шевелюры модно подстрижены, на умытых, гладких мордах постное смирение – покаянно понурили головы.

– Вы вели себя как звери в лесу – ваше счастье, что вам не удалось обесчестить бедную девушку, не то отправил бы я вас за решетку на двадцать лет. – Он выдержал паузу, мазнул лисьим взглядом из-под сурово насупленных бровей по изжелта-бескровному лицу Америго Бонасеры, нагнулся к столу со стопочкой судебных решений. Потом нахмурился еще сильней, пожал плечом, как бы превозмогая естественный гнев перед лицом необходимости, и закончил: – Однако, принимая во внимание ваш возраст, вашу не запятнанную прежде репутацию и доброе имя ваших родителей, а также учитывая, что закон, в неизреченной мудрости своей, не призывает нас к мести, я приговариваю каждого из вас к трем годам тюрьмы. Условно.

Лишь сорокалетняя профессиональная привычка управлять своей мимикой дала силы похоронщику Бонасере скрыть прилив негодования и злобы. Его дочка, юная, хорошенькая, еще лежит в больнице со сломанной челюстью, а этим скотам, этим animales, позволяют гулять на свободе? Значит, перед ним ломали комедию. Он смотрел, как сияющие родители сбились тесной кучкой возле своих ненаглядных чад. Еще бы им не сиять, им есть чему радоваться.

Источник

Марио Пьюзо «Крёстный отец»

Крёстный отец

Язык написания: английский

Перевод на русский: — М. Кан, А. Ильф (Крестный отец) ; 1989 г. — 13 изд. — М. Кан (Крестный отец) ; 1991 г. — 35 изд. — С. Сычева, И. Забелин (Крёстный отец) ; 1991 г. — 3 изд. — И. Мансуров (Крёстный отец) ; 2002 г. — 3 изд. Перевод на немецкий: — Г. Штеге (Der Pate) ; 1994 г. — 1 изд. Перевод на испанский: — А. Арно (El padrino) ; 2006 г. — 2 изд. Перевод на французский: — Ж. Перье (Le Parrain) ; 2005 г. — 1 изд. Перевод на португальский: — К. Найфельд (O Chefão, O Poderoso Chefão) ; 1981 г. — 2 изд. — М. Суарес (O Padrinho) ; 2008 г. — 1 изд. Перевод на итальянский: — М. Д. Оццола (Il padrino) ; 2012 г. — 1 изд. Перевод на греческий: — К. Вода (Ο Νονός) ; 1972 г. — 1 изд. — А. Родопулу (Ο Νονός) ; 2019 г. — 1 изд. Перевод на шведский: — Л. Экегрен (Gudfadern) ; 1980 г. — 1 изд. Перевод на голландский: — Й. Ван Вийк (De Peetvader) ; 2000 г. — 1 изд. Перевод на финский: — П. Хотала (Kummisetä) ; 1971 г. — 1 изд. Перевод на норвежский: — Д. Шельдеруп (Gudfaren) ; 2006 г. — 1 изд. Перевод на латышский: — З. Розенберга (Krusttēvs) ; 2004 г. — 1 изд. Перевод на литовский: — В. Петрукайтис (Krikštatėvis) ; 1991 г. — 3 изд. Перевод на чешский: — Т. Корбарж (Kmotr) ; 1990 г. — 2 изд. Перевод на эстонский: — Р. Раммус (Ristiisa) ; 1992 г. — 2 изд. Перевод на украинский: — А. Овсюк, В. Батюк (Хрещений батько) ; 1991 г. — 2 изд. Перевод на польский: — Б. Зелинский (Ojciec chrzestny) ; 2006 г. — 2 изд. — Я. Маницкий (Dziesiąta Aleja) ; 2017 г. — 2 изд. Перевод на словацкий: — Т. Руппельдт (Krstný otec) ; 1974 г. — 2 изд. Перевод на словенский: — М. Напаст (Boter) ; 1979 г. — 2 изд. Перевод на болгарский: — Е. Юрукова (Кръстникът) ; 2014 г. — 1 изд. Перевод на венгерский: — В. Вандор (A Keresztapa) ; 1989 г. — 1 изд. Перевод на сербский: — Н. Дропулич (Kum) ; 2003 г. — 1 изд. Перевод на хорватский: — Н. Кршич (Kum) ; 1972 г. — 1 изд. Перевод на армянский: — Р. Казарян (Կնքահայրը) ; 1994 г. — 2 изд. Перевод на грузинский: — И. Ломоури (ნათლია) ; 2012 г. — 3 изд. Перевод на узбекский: — Т. Адашбаев, М. Уринбаев (Чўқинтирган ота ёки мафия сардори, Чўқинтирган ота ёҳуд мафия сардори) ; 2000 г. — 2 изд. [язык первоисточника: русский] Перевод на тайский: — Т. Тамсукисук (เดอะก๊อดฟาเธอร์) ; 1986 г. — 1 изд. Перевод на персидский: — Х. Шахбази (کتاب پدرخوانده) ; 1998 г. — 1 изд. Перевод на вьетнамский: — Н. Ланг (Bố Già) ; 2015 г. — 1 изд. Перевод на корейский: — Ю. Ли (대부) ; 2004 г. — 1 изд. Перевод на японский: — Н. Ичиносе (ゴッドファーザー) ; 1973 г. — 1 изд. Перевод на румынский: — Д. Трутья (Nașul) ; 2007 г. — 1 изд. Перевод на бенгальский: — М. Уддин (গডফাদার) ; 2004 г. — 1 изд. — Ш. А. Хаким (গডফাদার) ; 2015 г. — 1 изд. Перевод на турецкий: — О. Сусой (Baba) ; 2008 г. — 1 изд. Перевод на индонезийский: — Б. Танувиджайя (Sang Godfather) ; 2006 г. — 1 изд. Перевод на тамильский: — Р. Мохан (கோட்ஃபாதர்) ; 2014 г. — 1 изд. Перевод на маратхи: — Р. Гурджар (गॉडफादर) ; 2013 г. — 1 изд. Перевод на урду: — Р. Класра (گوٹ فادر) ; 2017 г. — 1 изд.

Молодой Майкл Корлеоне всегда был белой вороной среди членов своей семьи — семьи дона Вито Корлеоне, семьи могущественного Крестного отца. Он воевал не на улицах Нью-Йорка, а на полях Второй Мировой. Он получал образование не у рассудительных мафиози, а в университете. Он никогда не признавал над собой власти отца и уж точно не собирался идти по его стопам.

Читайте также:  картридж 83а для каких принтеров подходит

Но когда на Вито Корлеона совершается дерзкое покушение, только Майкл оказывается способен отомстить за отца. Только Майкл сможет возглавить семью и вернуть ей главенствующее положение среди преступных синдикатов Нью-Йорка.

В изданиях с переводом М. Кан и А. Ильф сказано, что А. Ильф участвовала в переводе 2-10 глав романа. Вероятно, перевод М. Кан — это тот же самый перевод, но издатель по каким-то причинам забывает упомянуть второго переводчика. Без сравнительного анализа двух переводов утверждать это наверняка невозможно.

В СССР издан впервые на украинском языке в журнале «Всесвiт» (Киев), № 10-12, 1973, № 1, 1974, под названием «Хрещений батько»; переводчики: Вiктор Батюк, Олександр Овсюк, за ред. Юрiя Лiсняка; с предисловием генерал-лейтенанта милиции П. Загребельного (передмова до роману: Павло Загребельний).

лауреат Топ 100 детективных романов всех времён / The Top 100 Crime Novels of All Time, 1995 // Топ 100 детективных романов всех времён по версии Американских писателей детективов (MWA). (15 место)
лауреат 200 лучших книг по версии BBC / BBC The Big Read, 2003

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

». роман прост и прямолинеен. Местами напоминает хронику, описанную профессиональным романистом».

Почитал тут некоторые отзывы и понял, что не согласен. С обоИми.

РОман «Крестный отец» был написан газетным и журнальным фрилансером Марио Пьюзо, а профессиональным писателем и сценаристом он стал как раз на волне совершенно неожиданного успеха книги. Которая, кстати, была написана только для того, чтобы расплатиться с долгами. Но материал об итальянской мафии в Америке Пьюзо собирал на протяжении всей журналисткой карьеры, и как мы понимает из книги, он ему чертовски пригодился. Так что все наоборот. Это хроника профессионального журналиста, написанная будущим романистом и сценаристом.

К тому же, будучи кровным итальянцем, Пьюзо ощущал, знал и понимал некоторые вещи МЕНТАЛЬНО, чем не могли похвастать его коллеги, писавшие на ту же тему.

Можно сказать, что роман практически документален — вплоть до образа ДЖонни фонтейна, который кому-то показался слащаво-шелдоновским. ТИпа, развод по итальянски для милых дам.

Да нет. Существовал такой Фонтейн в реальности. Можно сказать списан с натуры.

Ну, конечно, это Фрэнк Синатра.

Лично я для себя в книге выделил несколько основных моментов, которые мучили, преследовали, тревожили Пьюзо не давали ему покоя в спорах с далекой родиной. Первое: почему мафия такая живучая? Причем, не только в Италии, но и за тысячи километров от нее?

Кто-то тут пишет, что Пьюзо мафию «романтизирует», кто-то наоборот, что он выписал подонков и убийц. Короче, мы знаем, что мафия это зло и не пожалеем для нее черной краски. Бог мой, какая бы вышла скучнейшая книга, если бы Пьюзо мыслил так же прямолинейно.

Начнем с того, что мафия возникла как коллективный кулак восстановления справедливости в глухих затерянных деревушках Италии, где правил только закон сильнейшего.

Изначально в клан сбивалась вся куча имеющихся родственников, чтобы огрызаться и давать сдачи на любые притеснения властей и криминала. ПОнимаете, да, почему у итальянцев нет понятия «седьмая вода на киселе»? Любая родственная кровь — священна. Любой мужчина, в жилах которого она течет — еще один потенциальный боец. Любая женщина — жена и мать бойца.

Слабым и одиноким приходилось несладко. Их тоже брали «под защиту» разные «семьи» и обретали благодарных последователей. Которые скорее вырвут себе язык, чем продадут благодетелей.

Пьюзо честно пишет о привлекательности мафии. А разве может быть привлекательным беспросветное зло?

Как попал в сицилийскую семью ирландский беспризорник Том Хейген? В фильме Майкл роняет всего несколько фраз, а Пьюзо подробно описывает, как четырнадцатилетний Санни Корлеоне привел уличного мальчишку с гноящимися глазами и от всего своего не зачерствевшего сердца потребовал ему места в доме. В высшей степени просто и естественно Дон Вито разрешил ему остаться. Тома накормили вкуснейшими спагетти с огненным соусом, уложили спать на настоящей кровати с чистыми простынями, а утром дон Вито лично отвез его к врачу. Ну, и все такое. Школа, университет, шикарная свадьба, и вопрос дона названному сыну: чем хочешь заниматься? Я могу купить тебе адвокатскую контору.

Читайте также:  какую нагрузку выдерживает брус 150 на 150

То есть расплаты за сделанное добро никто не потребовал. Неудивительно, что Хейген ответил: я хочу работать с вами.

— А ты знаешь, чем я занимаюсь?

Конечно, знает, Том человек неглупый. И преданный до конца. Именно в этот момент старый дон впервые позволил себе отеческую ласку: крепко обнял Тома, на секунду прижал к себе и оттолкнул, хлопнув по плечу. Без слов.

И так приходят в мафию.

А сильнейший момент с гробовщиком, когда тот в ужасе ожидает предстоящей расплаты, а дон привозит к нему своего мертвого изувеченного сына и просит сделать все, что в его силах, чтобы мать не увидела его таким? Честно, аж прокашлялся, такой комок в горле застрял.

Да и начинается «Семья» Корлеоне с борьбы за место под солнцем — если бы Вито покорился местному мафиози, то не смог бы прокормить собственных детей. Плясать под дудку ничтожества не в его характере. Первое убийство, моментальная молва, молчаливая слава — и вот уже к молодому человеку с компанией друзей потянулась ниточка просителей. И не обязательно денежных — за соседку, которую выгнали на улицу с маленьким сыном, Вито расплачивается сам и просит владельца дома не говорить об этом синьоре — она гордая.

Вот она, нерасчетливая душевность, которая работает на имидж лучше любой рекламы.

Смешно, но в цивилизованной америке оказывается существуют те же проблемы, что и в глухой итальянской деревеньке.

А значит надо защищаться. ПРоверенным способом.

Левиафан хочет есть. Он огромен, а добычи все меньше, Значит, нужно осваивать новые пространства.

И тут является Турок-Солоццо со своим выгодным предложением.

Второй момент, который мне, кажется, важен для Пьюзо: слом старой клановой системы.

Конечно, у главарей кланов был свой «Кодекс чести» и законы по которым жила «Семья» на него опиралась. кстати, достоинство и благородство в них играли не последнюю роль — предателей ждал короткий выстрел в голову.

-Женщины и и азартные игры в природе человека, это простительный грех, — говорит дон Корлеоне визитеру Солоццо. — Но если я займусь наркотиками, меня не поймут политики и полиция. Я потеряю их расположение.

То есть, для мафиози старой закалки есть «красная черта», которую они не перейдут даже ради прибыли. Но на пятки наступает новое голодное поколение волков, для которых любые моральные табу смешны.

Убить отца и купить согласие сына кажется Солоццо совершенно естественным выходом. Бизнес, ничего личного. Как в России в лихолетье 90-х. Новые отморозки без единого принципа по обе стороны океана.

Ну, и последнее. ПОпав в «систему», выбраться из нее уже невозможно. Ибо остальная стая уничтожит и все отберет.

Дон Корлеоне говорит Майклу: Я не хотел для тебя такой жизни.

И сам Майкл изначально не хотел. Герой войны, бунтарь, максимально дистанцировавшийся от дел семьи и ее денег внезапно берет всю полноту власти в свои руки. ПОтому что больше охранять Семью некому.

Вот так живучие клановые отношения, изначально направленные только на выживание, мутируют в гнилую сущность, удерживающую людей мозгами в средневековье. Помотрите на российский северный КАвказ — не то же самое? Один в один. ТОлько архитектура поплоше.

Замечательный роман, который стоит читать в хорошем переводе.

«Первый дон», «Последний дон», «Сицилиец», ещё пара романов Пьюзо, названий которых не помню.

Читал их лишь из пиетета — не верилось, что автор «Крёстного отца» может написать плохо. Зря не верилось — эксплуатация темы на пользу ей не пошла.

Однако сам «Крёстный отец» — несомненный шедевр. И не из-за насилия, не из-за стрельбы, пыткок, вендетт и гаротт, которых в тексте достаточно. А — из-за галереи характеров.

Люди Козы Ностры — живущие по собственным, по жестоким законом.

Эти законы делают их другими, не такими, как все, не такими, как мы. И ни один из них — не опереточный злодей, какими принято рисовать людей по ту сторону закона. Или, вернее сказать, было принято во времена, когда писался «Крёстный отец».

Дон Вито Корлеоне, его сыновья Сонни, Фредди и Майкл — его советник-консиглиори ирландец Том, примитивный душитель Люка Браззи, телохранители дона, его должники и его враги, их жёны, любовницы, друзья и партнёры — героев десятки, и каждый из них — личность. У каждого свой характер, своё (как правило, уголовное) прошлое, своя логика и свои цели.

Законы Коза Ностры неумолимо ломают Майкла и делают из него мафиози. И убийцей, более того — убийцей хладнокровным и расчётливым. И в то же время.

Только не надо разговоров про реализм. А то и «Роб Рой» окажется вершиной реализма.

Величайшее произведение о жизни по ту сторону закона. Роман читается на одном дыхании. Все персонажи настолько реальны, что создается впечатление, что вся эта история не гениальный вымысел, а истинная правда.

Марио Пьюзо потратил немало времени, изучая итальянскую и, в частности, сицилийскую мафию, что конечно же помогло ему создать этот шедевр мировой литературы.

Обязательно к прочтению!

posted gray SNG, 15 сентября 2011 г.

Молодой Майкл Корлеоне появляется на свадьбе своей сестры. Он — белая ворона среди членов своей семьи — семьи великого мафиози дона Корлеоне. Он отказался от опеки отца, он отправился на войну, он стал героем, он добр, он честен, он заботлив. И именно ему суждено возглавить семью.

Нет книги о мафии лучше «Крестного отца». В первую очередь потому, что это произведение не столько о мафии, сколько о людях. О людях хороших и плохих, мудрых и безумных, сильных и слабых — о людях меняющихся. Великолепно прописанные персонажи, превосходный сюжет, растасканные на цитаты диалоги, тонкое чувствование эпохи — все это делает роман неповторимым.

Эту книгу должен прочесть каждый.

Книгу прочитал в юношеском возрасте, в начале 90-х, вначале в библиотеке, потом через год купил в сборнике с «Сицилийцем», и снова перечитал. Запомнилось, как менялись переводы, например, в первом варианте были купюры — например, не было эпизода, где жена Сонни делится впечатлениями о любвеобильности супруга. Но самый интересный факт, что первый официальный перевод в СССР был на украинском языке, аж в 1973 году, назывался «Хрещёний батько» и сопровождался комментариями генералов милиции. Почему такой выдающийся литературный труд закрывали от русского читателя, непонятно, может быть, из коммерческих соображений, чтобы не платить за авторство, может быть, из-за тупости, связанной с разложением самого прогрессивного рабовладельческого строя двадцатого века, но факт остаётся фактом — книга пришла на руины СССР одновременно с фильмом. В результате, вместо положительной образовательной роли книги разуверившийся во всем народ получил романтизированую бандитскую сагу, и многие граждане восприняли фильм как инструкцию и жизненный план. А ведь из книги этого вовсе не следует! Пусть образ Вито Андолини, взявшего псевдоним Корлеоне в честь родного городка, и романтизирован, но суть мафиозного образа жизни Пьюзо отразил четко словами Майкла Хейгена жене Майкла Корлеоне, что единственные люди, кому этот новый мафиозный глава не причинит зла, это его жена и дети. То есть, мафиозо — это всеобщий враг, и конечно все вокруг — его враги, и чем больше его влияние, тем больше от него зла и тем больше у него врагов. В общем и целом, книга остаётся актуальной и вполне востребованной, роман — классика мировой литературы.

Читайте также:  кредиторская задолженность осв какой счет

posted gray Ридан, 21 сентября 2014 г.

Книга великолепна. Читалась после просмотра фильма(который мне понравился) и понравилась куда больше. Если в фильме мафию романтизировали, то в книге хорошо показана и ее оборотная сторона. Они все убийцы, бандиты, националисты. Если кого-то убивают, то за редким исключением нападая из-за угла, несколько на одного. Но, они прежде всего сильные люди с сильным характером, которым при этом не чуждо ничего человеческого. Определенная романтизация чести сицилийский бандитов конечно присутствует, но без ухода в совершенно оторванную от реальности сказку.

Великолепно показано как становятся мафиози и почему именно к мафии идут за помощью простые итальянцы.

Великолепно показан переход Майла, американского патриота добровольцем ушедшего на войну и понимавшим, что банда его отца наносит вред стране в эту самую банду.

Моя самая любимая книга. Феерично, безумно увлекательно. Я купил книгу и прочел ее в один день, «скушал», «переварил» и долго находился под впечатлением. Я поклонник творчества Пьюзо и все романы Марио это что-то фантастическое. Автор настолько реально передал характеры персонажей, ту атмосферу, те переживания, что читая, ты просто погружаешься в эту атмосферу и не хочешь вылезать из нее. Читается на одном дыхании. Марио Пьюзо — гений. И каждое его творение превосходно.

Очень сильное произведение. По-моему самое интересное в нем то, что главные герои — явно отрицательные персонажи, выписаны настолько живыми, что им нельзя не сопереживать. Понимаешь, почему они стали по ту сторону закона, откуда живучесть мафии. Сюжет захватывающий, читается на одном дыхании, прямо оторваться нельзя.

Давно не испытывал такого интеллектуального и эстетического удовлетворения от чтения книги. Потрясающий роман.

«Крёстный отец» написан в жанре криминального романа и частично семейной хроники. Подробно описывается жизнь криминального клана Корлеоне. Не знаю, кто главный персонаж «Крёстного отца». Может быть, Вито, может быть, Сантино, может быть, Фредо, может быть, Майкл, а может быть, и Том Хейген. Вообще хоть Том и носит фамилию Хейген, он в некотором роде тоже Корлеоне. Всё же я бы поставил на то, что главными персонажами «Крёстного отца» являются Вито и Майкл. Им уделяется больше внимания, чем остальным персонажам. Тем более именно Вито и Майкл в своё время носили титул Крёстного отца, который вынесен в заглавие.

Надо отметить, что Вито хоть и криминальный авторитет, но не тянет на безжалостного и беспринципного злодея. Он имеет понятие о чести, справедливости, заботится о своих жене, сыновьях и дочери. Когда в конце романа Вито умер от сердечного приступа, мне было его жалко. А вот Сантино гораздо ближе к безжалостному и беспринципному преступнику, чем его отец. Когда он был убит, мне по большому счёту не было его жалко. Карло Рицци ещё ближе к безжалостному и беспринципному преступнику, чем Сантино. Когда Рицци был убит, мне точно не было его жалко. Констанция сделала неправильный выбор, выйдя за него замуж.

Прекрасная, книга освящяющая внутреннею жизнь мафии. Многие герои имеют реальных прототипов. Кроме того роман читается на одном дыхании. Рекомендую.

Книга действительно великолепна. Мало таких, от которых нельзя оторваться. Прекрасно выписаные персонажи, сюжет, который не отпускает. Перечитывал не один раз.

Роман Марио Пьюзо «Крестный отец» по праву считается самым видным и значительным произведением, главенствующей темой которого является мафия. И вот что самое интересное, вроде бы, одно лишь обозначение — «мафия». Однако на сколь глубокие и обширные темы рассуждает автор, раскрывая это понятие.

В данной книге Марио Пьюзо в рамках одного лишь ранее мною уже не раз написанного слова ведет с читателем диалог о таких вещах, как семья, как дружба, как предательство, как любовь, как страсть, как слава, как бесславие, как перерождение, как разврат, как жадность, как мерзость, как жестокость, как искупление, как последняя мера и единственный выход — это все лишь часть того пласт, который освещает, скажем так, автор. Притом нельзя заявить, что у Пьюзо получается полноценно развернуть информационную подноготную, досканально изучить каждую из тех почв, на которых он работает в данной книге. Это не правда. Он частично затрагивает множество тем, работая пусть с довольно примитивными, но потому понятными примерами и ситуациями. И потому читатель столь четко осознает происходящее, столь грамотно следит за историей — сама история подаётся грамотно. Потому и мир, создаваемый автором, приходится несложным и будто родным: в него вникаешь очень быстро и в дальнейшем не хочется высвобождаться из его оков. Он, мир, притягателен ввиду того романтизированного образа мафиози, который в первую очередь ценит свою семью и устойчивость собственного быта, который заботиться о том мирке, в котором он живет крайне скрупулезно и с неимоверной ответственностью. В этот самый мир приглашает читателя и писатель, и ввиду как раз ранее упомянутой устойчивости этого мира из него и, повторюсь, не хочется «выбираться». Однако в то же время Пьюзо мелкими вкрапинами напоминает нам, о каких людях мы читаем: жизни людей, осмелившихся посягунть на гавань дона Корлеоне, страх тех, кто накликал на себя длань мафиозной семьи, кординальные деяния и равнодушие, с которым они вершатся людьми вроде заботливыми и доброжелательными, но все равно, на что постоянно и намекает автор, преступной сущности.

Подобная работа не то что с текстом, с самим читателем очень не обычна, ибо она предоставляет некоторое пространство для обуздания текста как продукта литературы, который понравится и тем, кто в романтизации образов мафиози увидит свего змея искусителя, а также для тех, кто это же узрит в обратном. Ну и, конечно, не стоит забывать о людях, которые будут привлечены в первую очередь многослойным сюжетом, где во главу угла становится тема перерождения, такового, как я уже писал ранее, перевоспитания. В хорошую или в плохую сторону — это уже решать самому читателю в зависимости от его вкусов.

И вот касательно этих самых вкусов вновь проступает любопытный момент, ибо творец в данной книге объеденил главенствующие принципы, таковые клише мафии, преподнеся их в очень грамотной и профессионально распределенной форме, вместе с тем самостоятельно признав, что все это он почерпнул из иных творений на схожую тематику. То есть сам автор изначально выступал как портебитель схожего продукта, который, после выявления лучших компонентов, соеденил их и сделал нечто, что будоражит умы таких же потребттелей до сих пор. За подобную выборку, за такой подход к её оформлению, в общем за такую историю и столь запоминающуюся атмосферу Марио Пьюзо хочется только поблагодарить, вместе с тем посоветовав сие творение и иным людям.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector