кремлевские курсанты где снимали в каком городе

“Кадеты” стали “Курсантами”

Герои нового сериала стреляют, как ковбои, и бегают, как лошади

Московское высшее военное командное училище в Люблине стало съемочной площадкой нового телесериала “Кремлевские курсанты”. Этот проект поклонники сериала “Кадетство” уже окрестили четвертой частью любимого телепроекта. Между тем “Кремлевских курсантов” продолжением “Кадетства” можно назвать с большой натяжкой. У “Курсантов” совершенно другая история, которую держат в тайне от фанатов и журналистов. Однако “МК” удалось посетить “секретную съемочную площадку”.

В последних сериях “Кадетства” курсантом Московского командного собирался стать только суворовец Макаров. Но исполнитель этой роли Александр Головин оказался востребованным в большом кино. Еще один телекадет Артур Сопельник зажигает в сериалах. Исполнитель роли Синицына Борис Корчевников предпочел карьеру телеведущего.

…Пройти в училище через особый режим секретности удается не без труда. Снимается одна из общих сцен, когда в казарме собрались сразу все герои сериала. Они и здесь остаются мальчишками со своим кодексом чести. И со своими приколами соответственно. Например, во время одного из дублей Перепечко на всю казарму кричит петухом. За этим следует неминуемое наказание от старшего офицера. Но основная интрига сцены разворачивается вокруг мистического письма, которое, как выясняется, “курсанты” писали “хором”. Вообще, по сюжету, мальчишки остаются мальчишками даже в этом строгом военном учебном заведении, считающемся №1 в стране. Училище с 90-летней историей, первые курсанты которого охраняли Кремль (отсюда и название — “Кремлевские курсанты”), сродни престижной американской военной академии Вест-Пойнт. Актеры уже в первый день съемок усвоили главный принцип обучения в Московском командном, который в шутку звучит: “Стрелять, как ковбой, а бегать, как его лошадь”. Начальником вуза в сериале стал Юрий Беляев.

Срок обучения в училище — четыре года. А значит, по аналогии с “Кадетством” зрителей ждут четыре сезона нового драмеди?

— Не факт, — признается “МК” Аристарх Венес. — Загадывать рано. Посмотрим, как примут наш сериал зрители… Для нас в новом сериале многое в новинку. Например, форма. Если в “Кадетстве” наши персонажи в основном ходили в парадной форме, то здесь — в повседневной, так называемой “зеленке”. Несмотря на то что перед “Кадетством” и во время съемок я по настоянию папы учился маршировать и выучился, кажется, хорошо, для “Кремлевских курсантов” пришлось переучиваться тянуть ногу — в этом училище своя специфика. Обратили внимание, как в казарме выровнены подушки на кроватях? Оказывается, для этого специально используются маленькие дощечки внутри наволочек. Я об этом узнал случайно, когда в перерыве между съемками рухнул на кровать вздремнуть и со всей силы впечатался затылком в такую дощечку.

— Наши герои стали старше, и все у них уже по-взрослому, — продолжает Кирилл Емельянов. — У моего Сырникова и подлость, которую он порой делает, стала взрослее, что ли. И разочарования от этого совсем не детские.

Лишь Перепечко, кажется, остался тем же. Павел Бессонов, как и в “Кадетстве”, — душа компании. Между дублями, уминая чипсы, веселит девчонок из съемочной группы занимательной хиромантией — рассказами о том, почему пальцы на руках и ногах растут по-разному.

Хоть создатели сериала и осторожничают в прогнозах относительно проекта, между собой шутят, что неплохо было бы проследить судьбы главных героев до генералов Генштаба. Такой телесаги еще никто никогда не снимал.

Источник

Новое в блогах

ПОДВИГ КРЕМЛЕВСКИХ КУРСАНТОВ. ЦЕНА ПОТЕРЬ

7141659 5107817Серые шинели. Русские таланты.

Синее сиянье неподкупных глаз.

На равнинах снежных юные курсанты…

Началось бессмертье. Жизнь оборвалась.

Эпизод

Это строки из песни, прозвучавшей в кинофильме «Битва за Москву», и посвящены они курсантам-кремлёвцам. Кремлёвцы – это курсанты, учившиеся в Московском высшем общевойсковом командном четырежды орденоносном училище. В годы войны (с декабря 1938 года) оно называлось Московским пехотным училищем имени Верховного Совета РСФСР. Однако в боях под Москвой прославились сначала подольские курсанты, об их подвиге написано очень много, они встретили свой героический смертный час ещё золотой осенью 1941-го, не на заснеженных равнинах. А вот кремлёвским курсантам, защищая Москву, довелось стоять насмерть в боях с численно превосходящим врагом и в разгар золотой осени, и в лютую зимнюю стужу – сражаться с гитлеровцами с 6 октября по 6 декабря 1941 года. Подвиг кремлёвцев настолько велик, что ему отдали дань уважения даже враги. Однако в фильме «Утомлённые солнцем – 2. Цитадель» есть эпизод, перечёркивающий этот подвиг.

Где приказ?

Прибывает на передовую рота кремлёвских курсантов. И там над ней начинают издеваться – кто бы вы думали – штрафники. Они пугают курсантов, инсценируя вражеский налёт, а курсанты прямо все, толпой, в новеньких – именно в новеньких с иголочки – шинелях плюхаются кучей в грязь, во главе с командиром роты. Ну и так далее. Это эпизод из фильма!

А вот правда! Её можно узнать из документов и даже из рассказов очевидцев – уже, конечно, очень стареньких жителей подмосковного Яропольца, где в музее создана экспозиция, рассказывающая о подвиге кремлёвских курсантов. Неслучайно же Ярополе́ц носит почётное звание «Населённый пункт воинской доблести». Да, действительно, 6 октября училище было поднято по тревоге, и сформированный из курсантов сводный кремлёвский полк под командованием Героя Советского Союза полковника Семёна Ивановича Младенцева, выдвинулся на Волоколамское направление. Последний же бой сводного полка кремлёвцев произошёл незадолго до начала контрнаступления советских войск под Москвой 17–19 ноября 1941 года.

Ситуация к тому времени сложилась так, что в канун боя в полк должен был поступить приказ о самом последнем перед контрнаступлением отходе наших частей и соединений на заранее подготовленные позиции. Приказ, однако, не дошёл до полка, или его не было вовсе? Как бы там ни было, но кремлёвцы оказались брошенными на произвол судьбы. Если бы полк оставили для прикрытия отхода, ещё понятно. Но… Командир полка просто не получил приказа на отход.

А поутру гитлеровцы с удивлением обнаружили, что ни справа, ни слева от участка обороны полка советских войск нет. Полк был окружён. Начались ожесточённые бои. Ни один курсант не отошёл с позиций, чтобы пробиться в тыл, ни один не сдался в плен. В плен не попало даже ни одного раненого! Полегли все. Данные до сих пор разнятся, но наиболее вероятная цифра – 815 человек за один бой. Вдумайтесь! 815 лейтенантов, обученных ещё по полной программе пехотного училища, – их с нетерпением ждали в войсках, где была постоянная нехватка командиров взводов. Их ждали и в семьях, где верили, что сын, брат, жених вернётся!

После окончания боя гитлеровцы, как рассказали потом очевидцы-яропольчане, назначили старосту и отдали распоряжение собрать на поле боя всех до единого погибших, у которых были курсантские петлички. В отношении остальных сказали так: как хотите, мол, но «красных юнкеров» собрать всех до единого! Пригнали танк с навесным оборудованием. Отрыли большой котлован, куда, как в братскую могилу, сложили всех погибших курсантов, насыпали холм и перед холмом построили свои подразделения. Отдали воинские почести троекратным залпом и заявили, что если бы солдаты немецкой армии воевали так, как кремлёвские юнкера, то давно бы уже были выполнены все задачи войны.

Гитлеровцы любили устраивать вот этакие сцены для воспитания своих войск.

Десятилетия идут споры о том, что же произошло и почему полк был брошен на произвол судьбы.

Так что же случилось со сводным полком?

Читайте также:  какую пасту выбрать для бандажной техники

Какова причина гибели полка?

Долгое время, при советской власти, вообще не принято было вникать в то, что произошло. Говорилось в книгах и публикациях, что полк провоевал на оборонительных рубежах вплоть до начала контрнаступления, а затем был выведен из боя, а все оставшиеся в живых курсанты получили лейтенантские звания и отправились на фронт. Не уточнялось, что от полка остались лишь немногочисленные тыловые подразделения, которые просто не были атакованы гитлеровцами, обрушившимися на курсантские батальоны, а потому успели отойти в тыл.

Вот тут стоит задуматься над тем, почему о подвиге кремлёвских курсантов, стоявших насмерть два месяца, ежедневно, ежечасно совершая массу подвигов, написано весьма скудно: вышли на рубеж 6 октября, впервые не участвовали спустя месяц в параде, а 6 декабря уцелевшие стали лейтенантами. Не уточняется даже, что лейтенантами они стали в разгар боёв, так как лейтенантские звания курсантам старших курсов были присвоены приказом Наркома обороны № 0148 от 12 ноября 1941 года. Да вот только кремлёвцам об этом никто не сообщил. Командующий Западным фронтом Жуков, по-видимому, счёл это преждевременным. Ему нужно было, чтобы курсанты держали участок обороны, назначенный полку, как рядовые бойцы?

А участок обороны полка превышал все тактические нормативы – по фронту занимал тридцать километров. Сосед слева, знаменитая Панфиловская дивизия, в то время ещё именовавшаяся 316-й стрелковой, обороняла свою полосу обороны в 15 километров, то есть вдвое меньшую, чем у кремлёвцев. Ну а у соседа справа, кавалерийского корпуса Доватора, полоса обороны равнялась всего десяти километрам, то есть была втрое меньше, чем у кремлёвцев.

Почему держали на передовой лейтенантов, которых необходимо было использовать по назначению – командирами стрелковых взводов? Видимо, сразу сменить полк было невозможно. Вот и решили использовать его по максимуму. Много, очень много неясного. Но самый главный вопрос: какова причина гибели полка?

27 октября 1941 года полк едва не оказался в окружении. В тот день генерал армии Жуков телеграфировал Верховному о том, что остатки 316-й стрелковой дивизии и ещё одного стрелкового полка соседней с нею 126-й дивизии «в беспорядке отошли на восток…» Тогда же был направлен приказ Военного Совета Западного фронта: «Требуем немедленно курсантский полк отвести на тот рубеж, который указан в приказе триста шестнадцатой стрелковой дивизии…» Приказ до полка не дошёл. Но кремлёвцы выдержали натиск врага, правда, при этом потеряли 67 человек. Напомню: в последнем бою погибло 815 человек. В Яропольце, где проходила первая линия обороны полка, установлен памятник, на котором указана эта цифра.

Однако документы, касающиеся последнего жестокого боя курсантского полка под Яропольцом 17–19 ноября, крайне противоречивы. Такое впечатление, что кто-то специально запутывал всё, словно обеляя кого-то. Дело в том, что приказ об отходе на новый, заранее подготовленный и укреплённый рубеж был отдан. Он поступил в дивизию генерала Панфилова и в кавалерийский корпус генерала Доватора. Но до командира кремлёвского полка, а стало быть, до курсантских батальонов, не дошёл!

Чем только это не объясняли. Связной погиб в пути. Проводная линия связи с командным пунктом полка была перебита. А радиосвязь? Это ж не взвод. Это полк, в штабе которого была радиосвязь.

Итак, приказ направлен и в полк, и в дивизию, и в корпус. Все они соседи. Значит, между ними старший начальник должен был организовать взаимодействие, которое им предстояло поддерживать в течение всего выполнения задачи – будь то оборона или отход на новые позиции. Если в приказе сообщается, что справа наступает (отходит) такой-то полк, слева – такой-то полк, то следует согласовывать с ними свои действия. То есть… в приказе кавалерийскому корпусу отойти на новый рубеж должно быть указано, что слева отходит сводный полк кремлёвских курсантов. Дивизии указано, что справа отходит сводный полк кремлёвских курсантов. Генералы Панфилов и Доватор обязаны были согласовывать свой отход с командиром полка Младенцевым на протяжении всех действий по отходу. Ведь если враг обнаружит начало отхода, то попытается использовать это для того, чтобы атаковать в стыках, попытаться вклиниться и нанести максимальный урон.

Так вот, если бы всё складывалось так, как пытались объяснить, то есть связной не дошёл или линия связи оборвалась, командир полка полковник Младенцев непременно бы узнал о начале отхода соседей от них самих. Они обязаны были согласовать с ним свои действия. Обязаны. И они не могли не сделать этого…

Николай Шахмагонов

Источник

Кремлевские курсанты где снимали в каком городе

QQtqOkN7dntJMn0 PcHT uZGl JmPvvWtS3qnSYrf3rIdWfl54AOgEP57 0zcC09cror4xz49PAzp

Продолжение сериала «Кремлевские Курсанты» глазами участника нашей группы — Никиты Коптилова.

Варнава.
Варген наконец-то знакомится с родителями Ники. Ко всем опасениям Варнавы, что родители Ники будут против военного училища (если вспомнить сон Гены про хлебозавод в Биберево),то они наоборот только за, так как отец Ники, сам является бывшим курсантом, который после училища преуспел в бизнесе. Матери Варнавы вновь становится плохо, но на этот раз каникулы еще далеко, чтобы как когда-то поехать всем вместе помочь Гениной маме, не получится. Приказом по училищу Варнаве дают сквозные увольнительные, и на этот раз в деревню он едет с Никой. Теперь Ника, как когда-то Макаров, помогает финансово маме Варгена. На этот раз она едет на лечение за границу. Также помимо мамы Варгена, в доме проживает его бабушка, которую разумеется не бросят Гена и Ника. За время пребывания в деревне, Нику постигнут все трудности деревенской жизни.
Ковнадский.
Колян продолжает отношения с Сашей, но уже без экспериментов. Он начинает делать особые успехи в учебе.

Война и полярник как служили, так и служат, Постникову вскоре должны дать звание капитан. Боткин уходит из училища по приглашению на новое рабочее место от подполковника Тополя. Суханова воспитывает своего ребенка, желая поскорее вернуться в училище. Дорохин, Алина и Эдик живут в полной гармонии. Теперь меломанам надо будет слушать музыку потише, в связи с пополнением у Губских. Мамина и Романенко узаконили свои отношения. Василюку должны вскоре присвоить полковника. В отношениях Волынского и Прилуцкой намечен прогресс. Курсант Хоуп после стажировки отправляется в Вест-Пойнт с новыми знаниями и впечатлениями.

Источник

Кремлевцы. Первые шаги

1496942215 1Сто лет назад началась история одного из старейших военных вузов страны – Московского высшего общевойскового командного училища (МВОКУ), основанного 8 декабря 1917 года приказом № 90 командующего Московским военным округом, то есть еще до появления известного декрета о создании Красной Армии. Его питомцев и выпускников в народе любовно называют кремлевскими курсантами, или кремлевцами…

КРАСНОЙ АРМИИ НУЖНЫ КОМАНДИРЫ

Революционный октябрь 1917 года, огненным вихрем пронесшийся над Россией, разрушил систему государственной власти. Легендарная армия Российской империи была распущена, подготовка командных кадров прекращена. Казалось, пресеклись и традиции русского офицерства. Однако власти нового государства остро ощущали необходимость воссоздания собственных вооруженных сил. Военизированным отрядам рабочих и крестьян срочно требовались квалифицированные военные командиры. Поэтому их подготовка началась задолго до подписания известного декрета о создании Рабоче-крестьянской Красной Армии.

8 (21) декабря 1917 года была образована 1-я Московская революционная пулеметная школа, призванная в кратчайшие сроки приступить к подготовке командиров – инструкторов пулеметного дела. Местом дислокации школы был избран комплекс зданий, расположенных в Южнопортовом районе Юго-Восточного административного округа Москвы на левом берегу Москвы-реки возле памятника архитектуры – знаменитого Крутицкого подворья. Сегодня эти исторические здания включены в реестр объектов культурного наследия федерального значения.

Комплектование личного состава школы было завершено к 15 (28) декабря 1917 года. Школа состояла из 2 учебных рот по 75 человек каждая, общей численностью 150 курсантов. Курсантами школы стали лучшие бойцы Московского гарнизона. В числе первых курсантов были Сергей Невзоров, братья Иван и Петр Макаровы и другие. Командиром 1-й роты был назначен бывший солдат Орлов, 2-й – бывший солдат Шварев, оба участники Первой мировой войны.

Читайте также:  какую таблетку выпить чтоб не нервничать

Из числа военных специалистов старой армии набирался командный и преподавательский состав школы. Во главе военного учебного заведения встал бывший выпускник 6-й военной школы по подготовке прапорщиков пехоты Григорий Орешкин. Среди наставников были выпускники и преподаватели Алексеевского, Николаевского и Павловского военных училищ, а также 1-го, 2-го и 3-го Московских кадетских корпусов императорской России Кудрявцев, Дергачев, Ремер, Мужанов, Никитин и др. К их числу принадлежали такие известные офицеры,как выпускник Николаевского военного училища генерал-майор Татевос Тер-Осипянц и директор 1-го Московского кадетского корпуса Владимир Халтурин. Заметный след в истории школы оставили опытные педагоги и преподаватели бывшие юнкера Александровского военного училища Гришин, Сахаров, Чиннов, преподаватели топографии Левандовский, Просеков, Циммерман, русского языка – Дегтеревский, природоведения – Полянский, тактики – Романов. В кратчайшие сроки формирование преподавательского коллектива школы было завершено, и 22 декабря 1917 года (4 января 1918 года) личный состав школы приступил к регулярным занятиям.

УЧИТЬСЯ ПУЛЕМЕТНОМУ ДЕЛУ НАСТОЯЩИМ ОБРАЗОМ

Коллектив школы не испугался серьезных трудностей в организации учебного процесса, вызванных отсутствием учебной документации: программ, наставлений, пособий, методических указаний и т.д. Преподаватели щедро делились знаниями и опытом с курсантами, жадно ловившими каждое слово наставников. «Учебных классов никаких… – писал выпускник училища Синоборский, – стол и на столе пулемет. Много пулеметов изучали трофейных – «Льюис», «Кольт», «Шварцлозе», «Гочкис» и наш «Максим», последний знали на пять с плюсом. Я его и сегодня с закрытыми глазами разобрал бы и собрал».

1496942151 2Основным учебным предметом в пулеметной школе, разумеется, была стрелковая подготовка, но специалистов по этому предмету в штате не было. Отсутствие классных профессионалов – мастеров стрелкового дела видела администрация школы, ощущали ее и воспитанники. Ситуация стала стремительно изменяться в сторону улучшения после того, как учебную часть школы возглавил генерал-лейтенант царской армии Николай Филатов, знаменитый специалист в области теории и практики стрелкового дела, прежде служивший начальником ораниенбаумской (под Петербургом) Офицерской стрелковой школы. Филатов прибыл в расположение школы в сопровождении нескольких профессиональных инструкторов стрелкового дела. Быстро были составлены необходимые учебные планы и программы, воодушевленные преподаватели приступили к изготовлению наглядных пособий. К общей радости преподавателей и курсантов 1-й Московской пулеметной школы, учебный процесс сразу вошел в нормальное русло. А Филатов скоро стал первым начальником Высшей стрелковой школы командного состава РККА (курсы «Выстрел»), к организации которой он приступил уже осенью 1918 года.

Вот так случилось в истории Красной Армии, что юнкера и царские офицеры явились теми незримыми нитями, соединившими две эпохи в истории отечественного военного образования – дореволюционную, императорскую и новую, советскую. В результате воспитанники пулеметной школы не только приобретали необходимые военные навыки, но и стали наследниками лучших традиций, многовекового опыта и боевого духа российского воинства. Благое семя легло на благородную, богатую, вздобренную почву.

А уже 25 марта 1918 года 1-я Московская революционная пулеметная школа произвела первый выпуск командиров-инструкторов пулеметного дела. К выпускным испытаниям на знание пулеметов различных систем («Максим», «Кольт», «Шварцлозе», «Льюис»), строевого устава, наставления по стрельбе и русского языка было допущено 40 наиболее подготовленных курсантов. Соответствие высоким требованиям экзаменационной комиссии обнаружили 27 курсантов. В числе выпускников, успешно окончивших первое советское военно-учебное заведение, были Иванушкин, Макаров, Дурнецов, Федюк, Новокрещенов, Макаров, Огурцов, Седов, Совпель и другие. Они были самыми первыми…

Первые выпускники школы были удостоены звания инструкторов-руководителей пулеметного дела в Красной Армии и для прохождения службы направлены в распоряжение Тамбовского губернского военкомата в формируемый в Гжатске социалистический полк. Характерно, что положенный всем выпускникам краткосрочный отпуск молодые краскомы использовали для прохождения дополнительной практики в роли командиров взводов и преподавателей. Тогда же в 1-й Московской революционной пулеметной школе зародилась бережно сохраняемая и чтимая до наших дней славная традиция торжественно приветствовать выпускников. Надолго запомнилась атмосфера самого первого выпускного вечера, на котором выпускников трогательно поздравляли представители Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК), штаба Московского военного округа, Моссовета, Красной гвардии Рогожско-Симоновского района.

Первое знамя школы курсантам вручили в торжественной обстановке в самый канун Первомая 1918 года. На лицевой стороне знамени на темно-красном фоне была сделана надпись «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и изображены плуг и молот на фоне сияющего красного солнца, а на обратной стороне – «Первая Московская революционная пулеметная школа» с цифрой «I» в малиновом треугольнике и изображениями пулеметов разных систем. Под этим знаменем командиры, выпускники и курсанты школы приняли участие в демонстрации на Красной площади и в параде частей Красной Армии на Ходынском (Октябрьском) поле. Знамя школы воспринималось всеми воспитанниками и преподавателями школы символом чести, патриотизма, уважения к ее истории и заслугам по воспитанию красных командиров.

Одна школа не могла решить проблему комплектования командным составом нарождающуюся Красную Армию. 23 января (5 февраля) 1918 года приказом командующего МВО в Москве на Таганке на территории Крутицких казарм была создана 2-я Московская революционная Красной Армии пулеметная школа. А 30 марта 1918 года приказом Московского областного военного комиссариата в Москве в Аптекарском переулке, также в здании бывшей школы прапорщиков, создана 3-я Московская пулеметная школа. 7 июля 1918 года приказом Главного комиссара военно-учебных заведений Игнатия Дзевялтовского 1-я и 2-я Московские пулеметные школы, дислоцированные в Крутицких казармах, были соединены в 1-е Московские Советские пулеметные курсы командного состава РККА. К этому времени в Москве, как следует из сообщения № 723 от 6 июля 1918 года начальника штаба Московского военного округа Грушинского, уже существовало несколько пулеметных школ и образовавшихся на их основе пулеметных курсов. В них осуществлялась подготовка не только командиров-пулеметчиков, но и красных командиров для пехотных, артиллерийских и кавалерийских частей Красной Армии. В результате к концу 1918 года в молодой республике насчитывалось уже 63 командные школы, в которых 13 тыс. курсантов постигали военное искусство.

Руководство системой советского военного образования с февраля 1918 года осуществляло Главное управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ). Стремительно развивавшаяся система военных учебных заведений страны стала не только мощной базой подготовки офицерских кадров для РККА, но и реальным фактором поддержки новой государственной власти в борьбе против ее внешних и внутренних врагов. Именно 1-я Московская революционная пулеметная школа считалась наиболее преданной воинской частью Москвы. Поэтому именно ее курсантам была поручена охрана особо важных объектов столицы, таких как Рогожско-Симоновские пороховые склады. Знаком особого доверия стало привлечение курсантов к обеспечению безопасности IV Чрезвычайного и других съездов Советов.

Участие в боевых действиях дополнялось напряженной учебой. Возможно, именно в это время на занятиях строевой подготовкой стал формироваться фирменный маршевый шаг кремлевских курсантов, и первой ласточкой здесь можно считать приказ Главного комиссара ВУЗ от 5 декабря 1918 года, предписывающий на всех советских командных курсах сосредоточить внимание на улучшении строевой подготовки курсантов. В этих целях предлагалось «во всех случаях, когда можно двигаться строем, применять этот порядок; например, на обед, на ужин и т.п.». Приказ выполнялся неукоснительно. Главный комиссар ВУЗ республики Игнатий Дзевялтовский считал целесообразным «не менее одного раза в неделю производить военные прогулки курсантов в полном строевом составе при хоре музыки и с пением революционных песен. При этом движении строго соблюдать правила Строевого устава».

Читайте также:  крестовая дама это какая девушка

В самом начале января 1919 года была проведена реорганизация, в результате которой личный состав 1-х Московских Советских пулеметных курсов пополнился курсантами 2-х Московских Советских пулеметных курсов. Местом постоянной дислокации 1-х Московских Советских пулеметных курсов по подготовке командного состава РККА отныне стал Кремль. Курсантов, численность которых к тому времени приблизилась к 1000 человек, разделили на 40 классных отделений и разместили в казармах, находившихся на месте современного Государственного Кремлевского дворца. С переводом курсов в Кремль более требовательным стал отбор кандидатов в курсанты. Военно-учебное управление уведомило телефонограммой руководство курсов, что отныне в числе принятых «могут быть… только коммунисты или сочувствующие, представившие партийные билеты и квитанции или заменяющие их документы».

Проведенная реорганизация затронула и командный состав военного учебного заведения, во главе которого встал соратник Николая Филатова, участник Первой мировой войны, бывший начальник курсов ораниенбаумской Офицерской стрелковой школы Леонид Александров, высококвалифицированный специалист в области военных наук, прекрасный организатор, уделявший много внимания и личного времени улучшению учебного процесса и быта воспитанников. Уже к началу 1919 года ГУВУЗу удалось разработать и издать новые учебный план и программу. В основу новой программы были положены традиционные предметы и ранее изучавшиеся в военных заведениях: тактика, топография, фортификация, артиллерия, военная администрация, огневое дело, русский язык, математика, природоведение. Помимо строевой и стрелковой подготовки изучались уставы и материальная часть пулеметов.

Царившая в стране разруха первоначально сказывалась и на работе курсов. Классы и казарменные помещения были плохо оборудованы, плохо отапливались и находились в запущенном состоянии. Не было хозяйственных построек. На занятиях курсанты часто сидели одетыми в шинели. Питались супом с воблой да ржаной кашей. Курсанты даже обратились к администрации курсов с просьбой устроить в караульном помещении на нарах, «где полагается спать отдыхающей смене… мягкое изголовье, чтобы не приходилось подкладывать кирпичи под подушку».

Майский выпуск закончивших курсы красных офицеров совпал по времени с празднованием Первомая. Руководство курсов планировало вечером 1 мая провести в помещении зала имени Свердлова грандиозный «митинг-концерт с ужином для курсантов и гостей». На митинг ожидались лучшие ораторы Москвы, и в их числе Ленин. А утром праздничного дня кремлевские курсанты должны были принять участие в параде. И только одно обстоятельство омрачало предпраздничное настроение всего коллектива: за неделю до праздника на заседании актива курсов было принято решение «довести до сведения ГУВУЗа, что ввиду отсутствия… определенно-установленной формы обмундирования неудобно будет выступить нашим курсантам на параде 1 Мая в разношерстной одежде, а Президиум убедительно просит ГУВУЗ принять меры к снабжению курсантов необходимым обмундированием к указанному сроку». Вопрос был быстро разрешен, и курсанты получили парадную форму. Но некоторым курсантам не хотелось расставаться со старой. И уже через месяц последовал приказ по курсам с требованием не нарушать установленную форму одежды. Командование курсов предложило «ротным командирам немедленно получить из курсового цейхгауза казенные фуражки на всех курсантов… и следить, чтобы курсанты выходили на занятия обязательно в однообразных казенных фуражках».

Нарекания со стороны руководства вызвало использование некоторыми курсантами новых черных форменных шаровар, «предназначенных исключительно для выхода в праздничные и официальные дни», в разное время и по своему усмотрению. Указав на недопустимость такого отношения к обмундированию, начальник курсов призвал курсантов «отрешиться от старорежимного взгляда на выдаваемые для пользования вещи как на казенные».

Руководство курсов проявляло постоянную заботу не только о совершенствовании учебного процесса, но и о бытовых условиях курсантов. Руководство призывало курсантов к бережному отношению к полученному имуществу. «В настоящее время, – отмечалось в приказе по курсам 8 июня 1919 года № 122, – каждый курсант снабжен одной парой ботинок для носки во время занятий и выхода в город, это сделано с целью, чтобы сапоги сохранить как можно дольше и в особенности к зиме; к сожалению, это на практике не выполняется, и сапоги одеваются для носки во время занятий…» Постепенно положение выправлялось, быт налаживался, помещения для учебных занятий оборудовались мебелью и необходимыми учебными пособиями и литературой. Личный состав в положенное время регулярно получал летнее и зимнее обмундирование. Паек, установленный курсантам, был «по калорийности соответствующий условиям работы военно-учебных заведений, но не более 4100 калорий».

Соблюдение курсантами установленных правил ношения формы находилось под постоянным и пристальным вниманием командования Московского военного округа. Об этом свидетельствует сохранившийся до наших дней удивительный документ того времени – приказ по гарнизону города Москвы и войскам МВО от 4 июля 1923 года № 85, объявленный курсантам-кремлевцам. В документе отмечалось, что «наблюдение за правильным ношением военной формы военнослужащими и за поведением их на улицах и в общественных местах города Москвы», а также многочисленные доклады и рапорты позволяют сделать вывод о том, что курсанты школы «всегда оказывались на высоте… люди одеты по форме, всегда опрятны и подтянуты, никогда не замечено малейших следов неряшливости, поведение безукоризненно, без увольнительных записок в городе не появляются».

C большим воодушевлением личный состав отмечал двухлетнюю годовщину образования 1-х Московских советских пулеметных курсов. Празднование началось парадом перед зданием курсов в Кремле в 10 час. 30 мин. Среди присутствующих были отмечены секретарь ВЦИК Авель Енукидзе, начальник ВСЕОБУЧа Николай Подвойский и комендант Кремля Рудольф Петерсон. В приветственной речи Подвойский подчеркнул, что на курсы «помимо подготовки красных командиров возложена охрана Кремля – мозга социальной революции и съездов». Приветствие оратора прерывалось громогласным «ура!». Приятным продолжением празднества стал обед, проходивший под звуки курсантского духового оркестра. Затем собравшиеся курсанты и их гости проследовали в зал им. Свердлова, где состоялся митинг с пением под духовой оркестр.

Зачисление на курсы осуществлялось в соответствии с утвержденным порядком. Мандатная комиссия размещалась в Гренадерском корпусе Кремля. Кандидаты имели на руках направления губернских военных комиссариатов или путевки райкомов партии или комсомола. Участники Гражданской войны и бойцы, имевшие достаточную для поступления на курсы общеобразовательную подготовку, зачислялись непосредственно на основные отделения, где под руководством опытных преподавателей курсанты изучали политграмоту, тактику, топографию, фортификацию, артиллерию, военную администрацию, огневое дело, наставления и уставы, русский язык и математику. Все поступающие на 1-е Московские Советские пулеметные курсы по подготовке командного состава РККА подвергались экзаменационному испытанию по русскому языку и арифметике. Для курсантов с неудовлетворительной общеобразовательной подготовкой были созданы двухмесячные подготовительные отделения с изучением политграмоты, русского языка, арифметики, геометрии, географии, правоведения, уставов и материальной части пулемета. В то время политграмота была обязательной учебной дисциплиной, на нее выделялось 18 часов в неделю.

Сегодня может показаться просто невероятным, но тогда в грозном 1919 году курсанты-кремлевцы практиковались в стрельбе из винтовок и пулеметов непосредственно в самом сердце Москвы. Тренировки по стрельбе, а также боевые стрельбы из револьверов проходили в Тайницком парке. Строевые занятия проводились на Императорской площади перед Служебным входом в Оружейную палату. Характерным может считаться приказ коменданта Московского Кремля Павла Малькова от 25 апреля 1919 года № 93, доводивший «до сведения жителей Кремля, что с понедельника 28 сего апреля (1919) будет открыто стрельбище в парке около Кутафьей башни для практических занятий 1-х Моск. Сов. Пулеметных курсов. Стрельба будет производиться с 9 час. утра и до 18 час. вечера».

Выпускники пулеметных курсов зачислялись в войска на должности начальников пулеметных команд, командиров взводов и рот. Шла Гражданская война, и многие из них показали себя умелыми и преданными командирами.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector