красота природы какая бывает прилагательные

Красота природы какая бывает прилагательные

67АЛЛЕЯ безмолвная, великолепная, голая, грустная, заброшенная, молчаливая, мрачная, печальная, прозрачная, прохладная, пустынная, пышная, светлая, старая, старинная, тёмная, тенистая, тихая, уединённая, цветущая.

АРОМАТ весенний, волнующий, горький, дурманящий, душистый, лёгкий, нежный, непередаваемый, осенний, пленительный, пьянящий, свежий, слабый, сладкий, терпкий, тонкий, чудный.

БЕРЁЗА белая, белоствольная, весёлая, высокая, грустная, густая, задумчивая, зелёная, зеленокосая, кудрявая, ласковая, молодая, нарядная, нежная, печальная, поникшая, понурая, раскидистая, робкая, русская, светлая, старая, стройная, тонкая, тонкоствольная, юная.

ВЕСНА дружная, запоздалая, звонкая, зелёная, ликующая, лучезарная, молодая, нарядная, погожая, поздняя, прекрасная, ранняя, солнечная, стремительная, тёплая, холодная, цветущая, чарующая, яркая.

ВЕТЕР бешеный, бодрый, буйный, весёлый, вольный, воющий, горячий, дикий, жгучий, заунывный, злой, знойный, зябкий, игривый, колючий, ласковый, легкокрылый, леденящий, морозный, мягкий, неистовый, непослушный, неугомонный, обжигающий, освежающий, порывистый, промозглый, пронизывающий, прохладный, приятный, радостный, резкий, свежий, свирепый, сердитый, сильный, слабый, страшный, студёный, тёплый, угрюмый, унылый, ураганный, холодный, шальной, яростный.

ВОЗДУХ благоуханный, бодрящий, влажный, горячий, знойный, медовый, морозный, нагретый, прозрачный, прохладный, раскалённый, свежий, стылый, сухой, сырой, тёплый, холодный, хрустальный, целебный, чистый, ядрёный.

ВЬЮГА белая, белогривая, бешеная, жуткая, заунывная, злая, неистовая, свирепая, седая, сердитая, сильная, слепящая, страшная, яростная.

ГРОЗА грохочущая, гулкая, небывалая, оглушительная, освежающая, сильная, слабая, страшная, ужасная, чудовищная.

ГРОМ весенний, глухой, грохочущий, гулкий, далёкий, оглушительный, отдалённый, первый, раскатистый.

ДЕНЬ безветренный, безоблачный, ветреный, гаснущий, голубой, горячий, грозовой, догорающий, дождливый, душный, жаркий, знойный, лучезарный, морозный, мрачный, ненастный, облачный, палящий, пасмурный, погожий, прохладный, светлый, серый, солнечный, студёный, тёплый, тусклый, угасающий, хмурый, холодный, ясный.

ДОЖДЬ бесконечный, беспрерывный, беспросветный, благотворный, весёлый, вялый, грибной, долгий, долгожданный, занудный, затяжной, звонкий, золотой, короткий, косой, крупный, ласковый, ленивый, мелкий, монотонный, моросящий, надоедливый, неистовый, непроглядный, нудный, обильный, плодородный, проливной, противный, прохладный, седой, серебристый, сильный, слабый, слепой, солнечный, сплошной, тёплый, тоскливый, унылый, хлещущий, хмурый, холодный, частый, шумный.

ДУБ большой, вековой, ветвистый, высокий, густой, древний, дряхлый, зелёный, коренастый, крепкий, курчавый, могучий, молодой, мощный, огромный, развесистый, разветвлённый, раскидистый, седой, старый, столетний, тенистый.

ЕЛЬ (ЁЛКА) величавая, ветвистая, вечнозелёная, густая, задумчивая, замшелая, зелёная, зубчатая, изящная, мохнатая, нахмуренная, огромная, остроконечная, поседевшая, пушистая, седая, серебристая, синяя, стройная, сухая, угрюмая, царственная.

ЖАВОРОНОК голосистый, звенящий, звонкий, поднебесный.

ЖАРА беспощадная, изнуряющая, невыносимая, неслыханная, нестерпимая, палящая, сильная, удушающая, чудовищная.

ЗАКАТ алый, багряный, брусничный, грустный, жёлтый, зелёный, зловещий, золотистый, золотой, красивый, красный, кровавый, ласковый, лиловый, малиновый, мрачный, нежный, огненный, оранжевый, печальный, пламенный, пленительный, пурпурный, розовый, румяный, тихий, тревожный, холодный, янтарный, яркий.

ЗАРЯ алая, багряная, бледная, весенняя, вечерняя, вишнёвая, золотая, золотистая, коралловая, красная, кровавая, летняя, молодая, огненная, осенняя, пламенная, поздняя, пунцовая, пурпурная, пылающая, ранняя, робкая, розовая, румяная, рябиновая, северная, угасающая, утренняя, холодная, ясная.

ЗИМА бесконечная, вьюжная, долгая, жестокая, запоздалая, лютая, морозная, мягкая, поздняя, ранняя, русская, северная, седая, серебряная, сибирская, снежная, студёная, суровая, тёплая, холодная, южная.

ИВА гибкая, голая, грустная, густая, задумчивая, зелёная, нежная, печальная, плакучая, поникшая, пушистая, светлая, серебристая, серебряная, сонная, тонкая.

ИНЕЙ алмазный, белый, блестящий, голубой, жемчужный, иглистый, искрящийся, кружевной, лёгкий, нежный, ослепительный, пушистый, седой, серебристый, серебряный, синий, тонкий, хрустальный.

КОЛОС жёлтый, золотистый, золотой, зрелый, наливной, налитой, сочный, спелый, тучный, тяжёлый, упругий.

ЛЁД белый, гладкий, голубой, зелёный, зеркальный, крепкий, ломкий, мутный, прозрачный, прочный, ровный, рыхлый, синий, стеклянный, твёрдый, толстый, тонкий, хрупкий, чистый, шершавый.

ЛЕТО благодатное, быстрое, горячее, грозовое, дождливое, душное, жаркое, жгучее, запоздалое, засушливое, златое, знойное, золотое, короткое, красное, погожее, позднее, прохладное, раннее, русское, светлое, северное, солнечное, сухое, сырое, тёплое, урожайное, холодное, щедрое, южное, юное.

ЛИПА ароматная, высокая, густая, душистая, кудрявая, тенистая.

ЛУГ бархатный, бескрайний, весёлый, душистый, жёлтый, зелёный, золотой, изумрудный, лазоревый, медовый, мягкий, пёстрый, привольный, пышный, раздольный, разноцветный, росистый, сочный, цветущий, шёлковый, широкий.

ЛУЧ алый, багряный, бледный, весёлый, весенний, вечерний, горячий, дрожащий, жаркий, жгучий, жёлтый, живительный, золотистый, золотой, косой, красный, ласковый, мягкий, нежный, осенний, ослепительный, палящий, прощальный, радостный, радужный, робкий, сверкающий, светлый, сияющий, слепящий, тёплый, тусклый, узкий, холодный, широкий, яркий, ярко-золотой.

МОЛНИЯ багровая, белая, далёкая, длинная, жёлтая, зигзагообразная, змеистая, изогнутая, короткая, ослепительная, прямая, синяя, фиолетовая, яркая.

МОРОЗ беспощадный, бодрящий, жгучий, жестокий, злой, крепкий, лёгкий, лютый, невыносимый, обжигающий, сердитый, сильный, слабый, славный, цепенящий, ядрёный.

НЕБО аквамариновое, багровое, бездонное, беззвёздное, безмятежное, безоблачное, белёсое, белое, бескрайнее, бесцветное, бирюзовое, бледно-голубое, вечернее, высокое, голубое, грозное, жёлтое, заплаканное, звёздное, зловещее, золотистое, золотое, клочковатое, красное, лазоревое, лазурное, лиловое, молочное, мрачное, мутное, нежно-голубое, необъятное, неприветливое, низкое, ночное, облачное, палевое, пасмурное, перламутровое, полночное, прозрачное, радужное, розовое, светло-голубое, свинцовое, серое, сизое, стальное, сумрачное, тревожное, тяжёлое, утреннее, фиолетовое, хмурое, хрустальное, чёрное, чистое, ярко-синее, ясное, яхонтовое.

ОБЛАКО багряное, белогривое, белое, белоснежное, бледное, быстрое, ватное, весёлое, волнистое, высокое, грозное, густое, золотистое, золотое, косматое, красное, кружевное, ласковое, лёгкое, легкокрылое, летучее, лиловое, мрачное, нежное, неподвижное, низкое, пепельное, плотное, плывущее, приветливое, причудливое, пунцовое, пухлое, розовое, светлое, свинцовое, седое, серебристое, серебряное, серое, сизое, синее, слоистое, тяжёлое, хмурое, холодное, шелковистое.

ОЗЕРО волнующееся, гладкое, голубое, зеркальное, зыбкое, мутное, печальное, прозрачное, светлое, синее, сонное, спокойное, тёмное, тихое, хрустальное, чёрное, чистое.

ОСЕНЬ багряная, благодатная, глубокая, грустная, дождливая, жёлтая, задумчивая, запоздалая, золотая, золотистая, нарядная, невесёлая, нежная, ненастная, первоначальная, печальная, пламенная, погожая, поздняя, пышная, ранняя, рыжая, скучная, славная, смуглая, сухая, сырая, тёплая, тоскливая, угрюмая, унылая, холодная, цветистая, чудесная, янтарная, яркая.

ОСИНА голая, горькая, дрожащая, нарядная, серо-зелёная, сонная, тёмная, тощая, трепещущая, чахлая, шумящая.

ПОГОДА безветренная, безоблачная, великолепная, весенняя, ветреная, дивная, замечательная, изменчивая, изумительная, капризная, ненастная, непостоянная, осенняя, отвратительная, переменчивая, плохая, прекрасная, прохладная, скверная, тёплая, ужасная, холодная, хорошая, чудесная, ясная.

ПОЛЕ безбрежное, безжизненное, безмолвное, белоснежное, бескрайнее, богатое, волнистое, выжженное, голое, грустное, дикое, душистое, жёлтое, зелёное, золотистое, золотое, любимое, милое, необозримое, обнажённое, обширное, печальное, привольное, просторное, пустынное, ровное, родное, серебристое, скудное, увянувшее, унылое, широкое, щедрое.

ПШЕНИЦА высокая, густая, жёлтая, золотая, золотистая, колосистая, наливная, налитая, сочная, тучная, янтарная.

РАДУГА бриллиантовая, высокая, горбатая, низкая, пёстрая, разноцветная, семицветная, широкая, яркая.

РЕКА бешеная, большая, бурливая, бурная, быстрая, величавая, высохшая, глубокая, говорливая, голубая, грозная, длинная, зеркальная, извилистая, коварная, ледяная, ленивая, мелкая, могучая, мутная, неглубокая, неторопливая, огромная, пересохшая, полноводная, прозрачная, прохладная, серебристая, синяя, сонная, спокойная, стремительная, студёная, тихая, чистая, широкая, шумная.

РОЖЬ высокая, густая, жёлтая, золотая, золотистая, зрелая, колосистая, наливная, налитая, отборная, спелая, тучная, тяжёлая.

РОЗА алая, ароматная, белая, благоухающая, вялая, гордая, душистая, золотая, изумительная, красная, нежная, пурпурная, пышная, роскошная, свежая, тёмно-красная, увядшая, утренняя, царственная, чёрная.

РОСА алмазная, блестящая, бриллиантовая, вечерняя, густая, жемчужная, изумрудная, кристальная, ледяная, ночная, обильная, освежающая, прозрачная, прохладная, ранняя, свежая, светлая, седая, серебристая, серебряная, утренняя, холодная, хрустальная, чистая.

РОЩА белоствольная, весёлая, волшебная, высокая, голая, густая, жёлтая, задумчивая, зелёная, златая, золотая, кудрявая, молодая, молчаливая, мрачная, обнажённая, прелестная, прохладная, пышная, радостная, редкая, светлая, скромная, спящая, старая, тёмная, тенистая, тихая, чахлая.

Читайте также:  когда пересаживать облепиху осенью в каком месяце

РУЧЕЙ бойкий, бурливый, бурлящий, бурный, быстрый, весёлый, вешний, говорливый, гремучий, журчащий, звонкий, игривый, кристальный, ленивый, неторопливый, проворный, прозрачный, резвый, серебристый, серебряный, стеклянный, стремительный, студёный, торопливый, холодный, хрустальный, чистый, шумный.

СНЕГ алмазный, белый, глубокий, жёсткий, зернистый, искристый, колючий, крупный, крупчатый, лёгкий, лунный, мёрзлый, мокрый, мягкий, обильный, ослепительный, пористый, почерневший, пушистый, рассыпчатый, сверкающий, серебристый, серебряный, серый, скрипучий, слепящий, сухой, талый, тёмный, хрустящий, чёрный, чистый, шершавый, яркий.

СОЛНЦЕ багровое, беспощадное, весёлое, восходящее, горячее, доброе, жаркое, жгучее, жёлтое, заходящее, золотистое, золотое, испепеляющее, красное, ласковое, лучезарное, лучистое, медное, медно-красное, морозное, нещадное, огненное, оранжевое, ослепительное, полуденное, приветливое, пурпурное, раскалённое, румяное, рыжее, сияющее, скупое, сонное, тёплое, утомлённое, холодное, чистое, щедрое, янтарное, яркое, ясное.

СОСНА вековая, величественная, высокая, гигантская, гордая, громадная, грустная, густая, зелёная, крепкая, многолетняя, могучая, молодая, молчаливая, мрачная, мохнатая, огромная, пушистая, пышная, смолистая, снежная, старая, стройная, суровая, угрюмая, хмурая.

ТРАВА бархатная, блёклая, буйная, бурая, волнистая, всклокоченная, высокая, высохшая, вялая, густая, душистая, жёлтая, жёсткая, зелёная, изумрудная, колючая, ласковая, матовая, мягкая, невысокая, нежная, низкая, пожелтелая, пожухлая, помятая, порыжелая, редкая, росистая, рыжая, свежая, серебристая, сочная, сухая, сырая, тонкая, тощая, цепкая, чахлая, шёлковая, шелковистая, шершавая, щетинистая, яркая, ярко-зелёная.

ТУМАН белёсый, белый, голубой, густой, жёлтый, жемчужный, зыбкий, лёгкий, красный, лиловый, молочный, мутный, непроглядный, пепельный, розовый, свинцовый, седой, серебристый, серебряный, сизо-жёлтый, сизый, синий, сплошной, холодный.

ТУЧА багровая, большая, бурая, грозная, грозовая, громадная, густая, дождевая, дымчатая, зловещая, иссиня-чёрная, косматая, лиловая, мрачная, нависшая, надвигающаяся, насупленная, огромная, плотная, плывущая, свинцовая, серая, сердитая, сизая, синяя, тёмная, тяжёлая, хмурая, чёрная.

УРОЖАЙ баснословный, бедный, богатый, большой, высокий, добрый, завидный, колоссальный, маленький, небогатый, небольшой, небывалый, невысокий, низкий, обильный, огромный, плохой, скудный, хороший.

ХОЛОД адский, дикий, дьявольский, жуткий, зверский, лютый, невыносимый, нестерпимый, пронизывающий, свирепый, сильный, страшный, ужасный, чудовищный.

ЦВЕТОК (ЦВЕТЫ) ароматный, благоухающий, волшебный, вялый, дивный, душистый, застенчивый, засушенный, изумительный, изысканный, ласковый, милый, нежный, несмелый, пахучий, печальный, поблёклый, полевой, прекрасный, прелестный, пушистый, пышный, роскошный, садовый, свежий, синеглазый, сказочный, скромный, стыдливый, увядший, удивительный, хилый, хрупкий, чудесный, яркий.

Источник

красота

О красивом, прекрасном в жизни, в природе, в поведении человека; об истинной и о ложной красоте.

Безмолвная, бесподобная, бессмертная, бесхитростная, благородная, великая, волшебная, выдуманная, девственная, дивная, душевная, естественная, жуткая (разг.), замечательная, земная, изумительная, изысканная, исключительная, искусственная, истинная, ложная, лучезарная (устар. поэт.), мажорная, могучая, невиданная, негаданная (нар.-поэт.), неземная, неописанная (устар.), неописуемая, неписаная (нар.-поэт.), неповторимая, неподражаемая, непостижимая, неприукрашенная, несказанная (нар.-поэт.), нетленная, нехитрая, ослепительная, первобытная, первозданная, поддельная, подложная, показная, правдивая, природная, приукрашенная, радостная, редкая, редкостная, роскошная, совершенная, трогательная, удивительная, фальшивая, фантастическая, хладная (устар.), холодная, царственная, чистая, чудесная, чудная, ясная.

О красивой, привлекательной внешности человека.

Бесстрастная, бесстыдная, библейская, благородная, броская, властная, влекущая, возвышенная, восточная, вызывающая, вялая, гордая, греховная, грубая, демоническая, живая, замечательная, земная, изящная, коварная, кричащая, ледяная, манящая, милая, минутная, мягкая, навязчивая, небесная, невиданная, нежная, немая, неописанная (устар.), неописуемая, неотразимая, неписаная (нар.-поэт.), обаятельная, обольстительная, одухотворенная, опьяняющая, ослепительная, ошеломляющая, писаная (нар.-поэт.), плакатная, пламенная (устар. поэт.), пленительная, покоряющая, поражающая, поразительная, потрясающая, приманчивая, пышная, пьянящая, редкая, резкая, русская, сверкающая, светлая, смягченная, спокойная, строгая, суровая, телесная, теплая, тихая, тонкая, торжествующая, фантастическая, хладная (устар.), холодная, цветущая, чарующая, чистая, чувственная, чудесная, эффектная, яркая. Веская, вечерняя, вешняя, военная, задумчивая, мотыльковая, мраморная, мудрая, неукротимая, осенняя, самовластная, снежная, тяжелая, усталая, четкая, ядовитая.

Значения в других словарях

Источник

КРАСОТА

КРАСОТА. О красивом, прекрасном в жизни, в природе, в поведении человека; об истинной и о ложной красоте. Безмолвная, бесподобная, бессмертная, бесхитростная, благородная, великая, волшебная, выдуманная, девственная, дивная, душевная, естественная, жуткая (разг.), замечательная, земная, изумительная, изысканная, исключительная, искусственная, истинная, ложная, лучезарная (устар. поэт.), мажорная, могучая, невиданная, негаданная (нар.-поэт.), неземная, неописанная (устар.), неописуемая, неписаная (нар.-поэт.), неповторимая, неподражаемая, непостижимая, неприукрашенная, несказанная (нар.-поэт.), нетленная, нехитрая, ослепительная, первобытная, первозданная, поддельная, подложная, показная, правдивая, природная, приукрашенная, радостная, редкая, редкостная, роскошная, совершенная, трогательная, удивительная, фальшивая, фантастическая, хладная (устар.), холодная, царственная, чистая, чудесная, чудная, ясная. О красивой, привлекательной внешности человека. Бесстрастная, бесстыдная, библейская, благородная, броская, властная, влекущая, возвышенная, восточная, вызывающая, вялая, гордая, греховная, грубая, демоническая, живая, замечательная, земная, изящная, коварная, кричащая, ледяная, манящая, милая, минутная, мягкая, навязчивая, небесная, невиданная, нежная, немая, неописанная (устар.), неописуемая, неотразимая, неписаная (нар.-поэт.), обаятельная, обольстительная, одухотворенная, опьяняющая, ослепительная, ошеломляющая, писаная (нар.-поэт.), плакатная, пламенная (устар. поэт.), пленительная, покоряющая, поражающая, поразительная, потрясающая, приманчивая, пышная, пьянящая, редкая, резкая, русская, сверкающая, светлая, смягченная, спокойная, строгая, суровая, телесная, теплая, тихая, тонкая, торжествующая, фантастическая, хладная (устар.), холодная, цветущая, чарующая, чистая, чувственная, чудесная, эффектная, яркая. Веская, вечерняя, вешняя, военная, задумчивая, мотыльковая, мраморная, мудрая, неукротимая, осенняя, самовластная, снежная, тяжелая, усталая, четкая, ядовитая.

Смотреть больше слов в « Словаре эпитетов »

Смотреть что такое КРАСОТА в других словарях:

КРАСОТА

Та сторона явлений, которая, в своей специфической особенности, не подлежит суждению ни с точки зрения теоретической истины, ни с точки зрения нравстве. смотреть

КРАСОТА

КРАСОТА

КРАСОТА

красота 1. ж. 1) Отвлеч. сущ. по знач. прил.: красивый. 2) Все красивое, прекрасное. 2. предикатив разг. Оценка чего-л. как восхитительного, замечательного.

КРАСОТА

красота ж.1. тк. ед. beauty 2. мн. beauty sg. красоты природы — the charms / beauty of nature

КРАСОТА

КРАСОТА

Красота — Та сторона явлений, которая, в своей специфической особенности, не подлежит суждению ни с точки зрения теоретической истины, ни с точки зрения нравственного добра, ни — материальной пользы и которая, однако, составляет предмет положительной оценки, т. е. признается достойной или одобряется — есть эстетически прекрасное или К. От теоретически-истинного и нравственно-доброго она отличается непременным требованием воплощения своего содержания в ощутительных или конкретно воображаемых реальностях. От материально-полезного прекрасное, как такое, отличается тем, что его ощутительные предметы и образы не подлежат чувственному хотению и пользованию. К этим сравнительным указаниям сводится все, что в философии остается бесспорным относительно К. Положительную ее сущность или то, что собственно одобряется в эстетических суждениях, различные философские учения понимают различным и частью противоположным образом (см. Эстетика). В сочинениях по эстетике, не принадлежащих собственно философам, вопрос о психофизиологических условиях, при которых в человеке проявляется чувство прекрасного, нередко смешивается с вопросом о собственном значении К. (см. Психология, Психофизика). Вл. С.

КРАСОТА

КРАСОТА

КРАСОТА

универсалия культуры субъект-объектного ряда, фиксирующая содержание и семантико-гештальтную основу сенсорно воспринимаемого совершенства. Понятие *К.* выступает одним из смысловых узлов классической философии, центрируя на себе как онтологическую, так и гносео-этическую проблематику. Спецификой интерпретации К. в философии классического типа является принципиально внеэмпирическое ее понимание и отнесение ее к трансцендентному началу. Основы такого подхода к К. были заложены философией Платона, в рамках которой вещь мыслилась в качестве прекрасной (совершенной) в силу соответствия своему эйдотическому образу, идее, воплощение (объективация) которой, собственно, и выступает целью становления и бытия данного объекта (см. Платон, Эйдос, Гилеморфизм). Таким образом, К. артикулируется как таковая и реализует свое бытие применительно к миру идей как трансцендентному; прекрасное же мыслится как воплощение К. в конкретных вещах. Классическая традиция философской интерпретации К. и классическая эстетика являются теми векторами развития европейской культуры, которые могут быть рассмотрены как одно из наиболее ярких проявлений эволюционного потенциала платоновской концепции, которой, по оценке Виндельбанда, *было суждено сделаться жизненным принципом будущих веков*, заданный Платоном семантический вектор осмысления К. практически фундировал собою всю историю классической философской парадигмы: К. неизменно рассматривалась как трансцендентный феномен, а феномен прекрасного в силу этого обретал характеристики нормативности. Под *прекрасным* европейская классика понимает объект, соответствующий вне-эмпирическому умопостигаемому канону, в качестве которого вариативно постулируются: 1) персонифицированный Бог в христиански ориентированных философских учениях: так, в рамках схоластики моделируется представление о К. как о собственно Боге: *Бог творит К. не только вовне себя, он сам по своей сущности тоже есть К.* (Ансельм Кентерберийский). Именно Бог в качестве К. как таковой является трансцендентным источником прекрасного: *К. сама по себе есть то, существование чего является причиною всего прекрасного и творит всякую К.* (Николай Кузанский). Лишь в Боге К. и прекрасное (равно как и возможность и действительность, форма и оформленность, сущность и существование) выступают как тождественные (Ареопагитики). Бог *сама К.*, которая *изначала свертывает (implicatio) в себе все природные красоты, развертывающиеся (explicatio) своими идеями и видами во Вселенной* (Николай Кузанский). Таким образом, *К. есть все бытие всего сущего, вся жизнь всего живущего и все понимание всякого ума* (Николай Кузанский); 2) безличный Абсолют: от абсолютной идеи Гегеля, совершенство которой в качестве К. проявляет себя в предметах чувственным образом как *чувственная видимость идеи*, до К. как конституированной в качестве *ирреального* содержания прекрасного предмета у Н.Гартмана; 3) персонификация К. как таковой в неортодоксальных культурных лакунах христианской традиции, практически занимающая семантическую позицию, изоморфную позиции Бога в ортодоксии: например, в куртуазной культуре К. Донны трактуется как *самой Красы любимый плод* (Бернарт де Вентадорн); К. фундирует собою всю систему ценостей куртуазии (*так жить, как хочет К.* во *Фламенке*), сама выступая нормативным требованием для трубадура и обретая спекулятивно-дисциплинарный характер (см. *Веселая наука*); 4) абстрактно понятая правильность: от ориентированных на математический формализм ренессансных теоретиков искусства (*гармония как душа мира* у Джозеффо Царлино, *божественная пропорция* у Луки Пачоли, *правила природы* у Андрео Палладио) до теоретиков модернизма: *война против зрения* и ориентация на выражение подлинной сущности объектов *не как мы их видим, а как мы их знаем* (экспрессионизм), *как они должны быть* (кубизм), как *плоские идеи Платона* (неопластицизм после Мондриана) и т.п. Будучи имплицитно фундированным идеей предустановленной гармонии, данное направление трактовки К., как правило, формирует скептическую позицию как по отношению к постижению К., как таковой, так и по отношению к ее художественному воспроизведению, акцентируя внимание на редуцированности полноты К. в конкретном объекте, в диапазоне от ренессансно мягкой констатации Винченто Данти (*вряд ли возможно увидеть всю красоту, свойственную человеческому телу, воплощенной в одном человеке*) до программного отвержения пиетета К. в модернизме на основании визуально наблюдаемого несовершенства мира (ранний экспрессионизм, дадаизм); 5) социально артикулированное содержание: внеиндивидуального когнитивного опыта (*прекрасно то существо, в котором видим мы жизнь такою, какова должна быть она по нашим понятиям* у Чернышевского), апостериорных рамок предметно-практической деятельности (*человек формирует материю также и по законам К.* у Маркса), идеала социальных преобразований как семантического аналога совершенного общественного строя (*создать красоту, безмерно превосходящую все, о чем могли только мечтать в прошлом* у Ленина); 6) внеэмпирическая целесообразность, понятая как в телеологическом ключе (К. как свидетельство соответствия *целям человека* у Вольфа), так и в смысле непосредственного утилитаризма (К. как надиндивидуальная возможность удовольствия для *наибольшего числа людей* у Бентама). Во всех названных моделях интерпретации К. эмпирически фиксируемые характеристики прекрасного предмета выступают лишь внешними признаками его причастности к К. (гармонии как основы гармоничности): *порядок. соразмерность и определенность* как проявления исходной целесообразности у Аристотеля; *целостность, или совершенство, должная пропорция, или созвучие, и ясность* как свидетельства воплощенного в вещи Божественного замысла у Фомы Аквинского; *строгая соразмерная гармония всех частей, объединенных тем, чему они принадлежат*, т.е. *число, фигура и размещение* как презентация несводимой к их сумме гармонии как таковой (concinnitas), которая есть *нечто большее*, нежели их сочетание, и являет собой *источник всей прелести* (Л.-Б.Альберти). Однако при всей редуцированности (по отношению к К. как таковой) прекрасного объекта значение последнего огромно, ибо именно посредством свечения в прекрасном К. осуществляет собой призыв, задает субъекту побудительный импульс Стремления к К. (через стремление к прекрасному) и трансцензуса к ней: этимологию греч. kalon (прекрасное) Платон возводит к глаголу kalo зову (Кратил, 416 b-с). Прекрасными Платон называет те объекты, в которых соответствующие им эйдосы воплощены наиболее адекватно и очевидно. Именно в силу этой очевидности, пребывая среди сотворенных подобий, тем не менее, можно *повернуть к открытому морю К.* (Пир, 210d). Согласно платоновской концепции человек, *видя здешнюю красоту, вспоминает красоту истинную* (Федон, 249d). Ее зов пробуждает в душе встречное стремление, для обозначения которого Платон использует персонификацию Эроса в его традиционной (мифологической) семантике векторной устремленности (греч. eros желание, стремление, страстное влечение). Влечение к К., таким образом, конституируется как любовь (ср. более позднее у Плотина обозначение состояния узренности совершенства, эйдотического соответствия в объекте, открывающего перспективу познания эйдоса: *влюбленные относятся к тем, кто зрит и стремится к образу*). Таким образом, *любовь к узренной красоте прорезывает у души крылья и побуждает ее взлететь* (Платон). Постижение абсолютной истины моделируется в этом контексте как восхождение по *лестнице любви и К.* вплоть до К. как таковой: *вот каким путем надо идти в любви. начав с отдельных проявлений прекрасного, надо все время, словно бы по ступенькам, подниматься ради самого прекрасного вверх* (Пир, 211с). В неоплатонизме трансцендентальность этого подъема к единосущему фиксируется понятием экстаза (греч. extasis как смещение, превосхождение, выход за имманентные границы). Как схоластическая, так и ренессансная философия практически воспроизводит эту парадигму: *само добро* по-гречески называется kalos, а прекрасное kallos, как если бы доброе и прекрасное были родственны. К тому же греческое слово kalo значит *зову*; в самом деле, доброе зовет к себе и влечет так же, как и прекрасное* (Николай Кузанский). Такая трактовка К. задает особую интерпретацию чувственной сферы как сферы репрезентации К.: Господь сложил *К. свою* в сотворенные вещи *приличным для них чувственным образом* (Ансельм Кентерберийский); *чувственной красоты душа возвышается к истинной красоте и от земли возносится к небесам* (Сугерий; надпись на фасаде церкви в Сен-Дени; 11 в.). В этом контексте чувственность артикулируется как сфера, где реализуется устремленность и движение (восхождение) к К.: *движение всего чувственного совершается от красоты к красоте* (Николай Кузанский). Семантическая организация мироздания моделируется Марсилио Фичино в данной системе отсчета следующим образом: *один и тот же круг, ведущий от Бога к миру и от мира к Богу, называется тремя именами. Поскольку он начинается в Боге и к нему влечет красотой; поскольку, переходя в мир, захватывает его любовью; а поскольку, вернувшись к создателю, соединяет с ним его творение наслаждением*. Если Бог центрирует мир, то К. топологически соотнесена с *окружностью*, ибо она есть *Божественный луч*, пронизывающий собою все причастное Богу мироздание, *сияние Божественного лика* в творении (Марсилио Фичино). Аналогично, у Гегеля прекрасное выступает как *чувственная видимость идеи*, у А.Г.Баумгартена эстетика конституируется как теория чувственного познания, etc. Любовь в этой системе отсчета есть *порыв к К.* (Марсилио Фичино), *желание обладать К.* (Дж. Пико делла Мирандола). Таким образом, *красота есть причина любви* (Пико делла Мирандола), а *любовь есть последняя цель красоты* (Николай Кузанский). Любовь рождается *из лона Хаоса* как желание совершенствования (Пико делла Мирандола); в романтизме Хаос и Эрос выступают как необходимые предпосылки К., мыслимой в качестве результата становления Космоса из Хаоса вследствие креативного эротического импульса (Шлегель), ср. с персонификацией Любви как космотворчества в мифологических космогониях (см. Идеализм) и натурфилософской трактовкой любви как организующей и упорядочивающей исходный Хаос силой (Филия у Эмпедокла), с одной стороны, и современную синергетическую формулу *порядка из хаоса* с другой. Менее развернуто, однако достаточно отчетливо выражен этот аспект осмысления К. в материалистически ориентированных моделях: дифференциация *прекрасного, как мы его воспринимаем* и *реально прекрасного* у Дидро; понимание К. как качества, благодаря которому прекрасные объекты *вызывают любовь или подобную страсть* у Э. Берка; эстетическая трактовка безобразного как *тоски по красоте* (М. Горький). Трансцензус к К. как таковой, выводящий за пределы сенсорного опыта (экстаз как *превосхождение*) имеет в классической трактовке две отчетливо выраженные семантические размерности: (а) гносеологическую: начиная с Платона, постижение К. как таковой отождествляется в культурной традиции с познанием абсолютной истины: канонически христианская мистика практически отождествляет *лицезрение К.* и откровение (Бернар Клервоский); схоластика актуализирует проблему К. в контексте принципа *аналогии бытия*, фундирующего модель познания истины как распознавания свечения К. Творца в творении; неортодоксальная куртуазная культура моделирует любовь к воплощенной в Донне К. как путь истинного познания: *Всю красоту твою, Боже, // В сей госпоже я постиг* (Арнаут де Марейль); Баумгартен конституирует концептуальную эстетику как когнитивную дисциплину и т.п.; (б) нравственно-этическую: приобщение к К. традиционно мыслится европейской культурой как обретение духовно-нравственного совершенства: К. как *достоинство* (dignitas) y Цицерона; модель Бонавентуры, согласно которой К. *в каждой из тварей, что под небесами. И это есть первая ступень, на которую должна вступить душа, если хочет взойти в чертоги любви. Вселенная лестница для восхождения к Богу*; для куртуазной традиции, фокусирующей всю полноту К. в образе Донны, характерна специфическая эротизация нравственного совершенствования: именно приближаясь к Донне как к женщине, рыцарь приобщается к моральному благу: *В Донне чудесный исток // Доблестей я обретаю* (Арнаут Даниэл), *Касаясь нежной кожи // И поцелуи множа, // Раймон, ну до чего же // Я духом стал богат, // Вкусив любви услад* (Гийом де Кабестань); в романтизме К. идентифицируется со свободой, а прекрасное в этой системе отсчета выступает как *свобода в явлении* (Шиллер). В обрисованном контексте, заданном глубинными основаниями европейской культуры, в рамках внетрансцендентальных философских систем феномен К. утрачивает свой онтологический статус, в силу чего понятие прекрасного утрачивает трансцендентную критериальность, артикулируясь как сугубо субъективное: *К. вымысла* (Л.-Б.Альберти), *то, что представляет предмет только субъективно* (Кант), *обозначение характерной эмоции* (Дьюи) и др; в этом же ряду стоит и критика Берка Чернышевским за онтологизацию прекрасного. Лишь произвольное апплицирование субъективного восприятия на вызвавший его объект (состояние) позволяет в этом контексте говорить о К. как предметном конструкте (*презентативная гносеология* неореализма и *репрезентативная гносеология* критического реализма): *красота есть наслаждение, рассмотренное в качестве вещи* (Сантаяна). В системе отсчета, исключающей возможность трансцензуса, соприкосновение с прекрасным, соответственно, не означает постижения К. как таковой, а потому лишается своего гносеологического потенциала: *суждение вкуса не есть познавательное суждение* (Кант), и искусство как формирование символов в принципе не соотносимо с *внесимволическим опытом* предметности, выражая имманентную *символотворческую способность* как свободную игру человеческого духа (С.Лангер). В отличие от классической традиции постмодернизм, основанный на деконструктивистской стратегии элиминации *трансцендентного означаемого* (Деррида), задает такое пространство философствования, в котором проблема К. в принципе является не артикулируемой. Объявляя текст, отсылающий к тезаурусу установившихся культурных значений (*текст-удовольствие*) и предполагающий реконструкцию своего имманентного смысла (*комфортабельное чтение*), традиционным, Р.Барт противопоставляет ему *текст-наслаждение*, который, напротив, разрушает *исторические, культурные, психологические устои читателя, его привычные вкусы, ценности, воспоминания, вызывает кризис в его отношениях с языком*. Такой текст обретает виртуальные смыслы лишь в процедуре его *означивания* (Кристева), *источником смысла* становится читатель (Дж.Х.Миллер). Таким образом, *текст-наслаждение* возникает в самой процедуре чтения: *при таком чтении мы пленяемся уже не объемом (в логическом смысле слова) текста, расслаиваемого на множество истин, а слоистостью самого акта означивания* (Р.Барт). Такой подход к тексту задает вектор, приведший к середине 1980-х к оформлению парадигмы *постмодернистской чувствительности* (Лиотар, А.Меджилл, В.Вельш), радикально отличной от традиционного понимания чувственной сферы как сферы презентации прекрасного и трансцензуса к К. Отсутствие имманентного смысла, репрезентировавшего бы *трансцендентное означаемое*, делает текст принципиально открытым для плюрального означивания, конституирует его как хаос (как в мифологическом значении исходности, так и синергетическом значении креативности): *мир децентрированного* как условие возможности нарративной свободы (см. Нарратив). И как в классической натурфилософии космически артикулированная Любовь, устрояющая мир, возникает *из лона Хаоса* (от орфизма до Ренессанса), так и *любовный дискурс* (Р.Барт) постмодернизма реализуется посредством *желания*, которое *разъединяет, изменяет, модифицирует. формы* (Гваттари). Однако если в классической философской традиции эта организация обретала онтологический статус, то *любовный дискурс* принципиально процессуален и нонфинален: ставшие смысловые структуры не задают текстовой онтологии, *желание. организует. формы и затем бросает их* (Гваттари). *Желание* как языковая стратегия разрушения устоявшихся структур и смыслов (*мышление соблазна* у Бодрийяра, *сексуальность и язык* как *формы желания* у Мерло-Понти) реализуется через механизмы деконструкции, объективируясь в *эротическом текстуальном теле* (Р.Барт). В фигуре *любовного дискурса* перспектива экстазиса обретает сугубо спекулятивно-языковую форму, а К. как внетекстовый феномен оказывается избыточной. смотреть

Читайте также:  какую температуру ставить на котле baxi для отопления

КРАСОТА

КРАСОТА

КРАСОТАКрасота есть лишь обещание счастья. Стендаль Сказано: красота — обещание счастья. Но нигде не сказано, что это обещание будет исполнено. Поль-Жа. смотреть

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector