красный берег какая область

Донорский концентрационный лагерь Красный берег

4eb02d1s 100

Сразу говорю, текст очень тяжелый.
Комментарии закрываю, сплошной мат и показуха

Даже когда светит яркое апрельское солнце и распускаются первые листочки яблонь, находясь здесь, почти физически ощущаешь ледяное дыхание смерти. Уже прошло более 70 лет с момента окончания Великой Отечественной войны, но в этом месте время, похоже, остановилось. Тем не менее, посетить его просто необходимо. Хотя бы для того, чтобы понять — насколько наши проблемы и неприятности ничтожны по сравнению с трагизмом происходивших тогда вещей.

eab2416s 960

1. Это мемориальный комплекс в память о погибших детях в деревне Красный Берег Жлобинского района Гомельской области Белоруссии. Именно здесь в годы войны был создан пункт по отбору детей славянских национальностей у их родителей.

c2b2416s 960

2. В 1943 году на этом месте создали донорский концентрационный лагерь, где брали кровь у детей в возрасте от 8 до 14 лет. Всего было два накопителя. В первом у детей забирали полностью всю кровь, а во втором за 7 недель дети сдавали кровь от 8 до 19 раз.

64b2416s 960

3. Жуткое ощущение. На фото может быть не так заметно, а в реальности действительно видишь поток тёмно-красной крови, разлитой по плитам.

4cb2416s 960

4. А эти ослепительно-белые инсталляции символизируют школьные парты, за которые уже никто никогда не сядет.

30b2416s 960

5. Кстати, в концлагере действовали по науке. Чтобы добиться наиболее эффективного результата для забора крови, детей подвешивали под мышки, сжимая грудь, а на ступнях делали глубокие надрезы. Памятник девочке-подростку наглядно показывает «технологию».

b2b2416s 960

6. Происходил весь этот кошмар в двух поселениях — деревне Скобровка (Пуховичский район Минской области) и деревне Красный Берег (Жлобинский район Гомельской области). В первом лагере не выжил никто, а вот во втором девяти человекам каким-то непостижимым образом удалось сохранить жизнь.

2f32416s 960

7. Письмо девочки: «Дорогой добрый папенька! Пишу тебе письмо с немецкой каторги. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых уже не будет. Моя просьба к тебе, отец, покарай немецких кровопивцев. Это завещание твоей умирающей дочери. Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи, ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: » Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется и вышвырнет вас, подлых захватчиков, вон». И офицер выстрелил маме в рот. Дорогой папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет. Если бы сейчас встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькой. Мои глаза впали, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь. Мне отбили легкие. А помнишь, папа, два года тому назад мне исполнилось 13, какие хорошие были именины. Ты мне тогда сказал: » Расти, доченька, на радость большой». Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню. А теперь, когда я взгляну на себя в зеркало, — платье рваное, номер, как у преступника, сама худая, как скелет, и соленые слезы в глазах. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят, затравленные голодными овчарками. Я работаю рабыней у немца Ширлина, работаю прачкой, стираю белье, мою полы. Работы много, а кушать два раза в день, в корыте с Розой и Кларой. Так хозяйка зовет свиней. Так приказал барон. «Русы были и есть свиньи». Я боюсь Клары, это большая жадная свинья. Она мне один раз чуть палец не откусила, когда я доставала из корыта картошку. Живу в сарае. В комнаты мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба. Хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине. Два раза я убегала. Меня находил их дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Когда теряла сознание, на меня выливали ведро воды и бросали в подвал. Новость. Сказала Юзефа. Хозяева уезжают в Германию с большой партией невольников и берут меня с собой. Я не поеду в эту трижды проклятую Германию. Я решила, что лучше умереть в родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Я не хочу больше мучиться рабыней у проклятых жестоких немцев, не дававших мне жить. Завещаю, папа, отомстить за маму и за меня. Прощай, добрый папенька. Ухожу умирать. Твоя дочь Катя Сусанина. Мое сердце верит — письмо дойдет. 12 марта 1943 года…»

7f32416s 960

8. 28 июня 2007 года по проекту Леонида Левина был открыт вот этот мемориал.

Источник

Тайна Красного Берега. Как нацисты забирали кровь у советских детей

Среди ужасных преступлений гитлеровской Германии в годы Второй мировой войны особое место занимает создание концентрационных лагерей. В оккупированных странах (Польше, а затем и западных республиках Советского Союза) гитлеровцы создавали концлагеря для военнопленных и представителей «низших» рас. Узниками концлагерей становились бойцы и командиры Красной Армии, коммунисты, евреи, цыгане. Были среди заключенных мужчины и женщины, старики и подростки и даже маленькие дети.

О зверствах гитлеровцев в Освенциме и Маутхаузене, Бухенвальде и Дахау известно многое. Куда менее изучена история детских концентрационных лагерей. Сложно представить себе, до какой степени потери человеческих качеств дошли руководители Третьего рейха, отдававшие распоряжения не просто о создании детских концлагерей, а о проведении в них медицинских опытов над детьми.

Агрогородок Красный Берег, что в Жлобинском районе Гомельской области Белоруссии, в начале 1940-х годов был довольно большой деревней, в которой действовало несколько предприятий, была своя школа. 5 июля 1941 года Красный Берег заняли наступавшие части вермахта. В одной из старинных помещичьих усадеб гитлеровцы оборудовали военный госпиталь. Кроме того, в деревне был создан один из крупнейших пересыльных пунктов на территории оккупированной Белоруссии.

Первые полтора года войны Красный Берег принимал раненых немецких солдат и офицеров. Однако когда в 1943 году вермахт стал терпеть поражение за поражением, у руководства Третьего рейха созрел чудовищный план. Раненые немецкие военнослужащие нуждались в огромном количестве донорской крови. Брать ее было негде. И гитлеровцы вспомнили о … детях. В хозяйственных постройках на территории военного госпиталя появился детский концентрационный лагерь.

1553168046 2017 12 08 050 01 002

В отличие от большинства других концентрационных лагерей, маленькие узники Красного Берега в подавляющем большинстве были славянскими детишками. Это были ребята как из самой деревни Красный Берег, так и из окрестных населенных пунктов – дети из обычных крестьянских семей, которые до их похищения гитлеровцами и предположить не могли, какая страшная участь ожидает их в самое ближайшее время. Их судьбе не позавидовали бы даже жертвы самых ужасных нацистских концлагерей вроде Освенцима.

Действовали нацисты всегда проверенным способом – ранним утром подразделение эсэсовцев окружало деревню. Затем гитлеровцы выгоняли людей из домов и отбирали среди них детей и подростков.

— вспоминал один из чудом выживших в Красном Берегу подростков.

Больше всего гитлеровцев интересовали ребята в возрасте 8-14 лет. Казалось бы, дети такого возраста еще не могут полноценно работать, но ведь и нацистам они были нужны не для труда на шахтах или заводах.

Гитлеровские врачи-убийцы прекрасно знали, что именно в таком возрасте организм человека развивается наиболее стремительными темпами. У маленького человека происходит гормональная перестройка, поэтому кровь обладает наиболее сильными свойствами. Гитлеровское руководство решило в массовом порядке превращать детей в доноров. Особое внимание уделялось девочкам, поскольку они чаще всего обладали первой группой с положительным резус-фактором, которая является универсальной.

Именно с целью организации регулярного забора донорской крови и был организован детский концентрационный лагерь в Красном Берегу. Все дети перед поступлением в лагерь проходили медицинский осмотр, по итогам которого им выдавалась бирка с указанием личных данных и группы крови. Последний пункт имел особое значение, поскольку именно кровь детей представляла для нацистов ключевой интерес.

Медицинский осмотр проводился с целью выявления у детей каких-либо заболеваний, которые могли препятствовать их использованию в качестве доноров. Если заболеваний немецкие медики не обнаруживали, то детей готовили к отправке в Германию – в госпитали, где уже и предстояло использовать их в качестве доноров. Кровь забирали у детей либо полностью, умерщвляя несчастных узников, либо конкретный объем, необходимый на данный момент.

Некоторые находчивые дети имитировали болезни и, тем самым, спасались от страшной участи. Например, две девочки натерли руки крапивой и имитировали чесотку, благодаря чему немецкий врач на медицинском осмотре их «забраковал» и они не попали в эшелон, отправлявшийся в немецкие госпитали.

Детей разделяли на две группы. Первая группа подлежала направлению в накопитель для детей с первой группой крови. У этих детей забирали всю кровь. Вторая группа направлялась для многократного забора крови — в среднем от 8 до 16 раз у каждого ребенка. Лишь дети, попадавшие во второй накопитель, имели какие-то шансы выжить.

Потребность гитлеровской армии, терявшей сотни тысяч солдат и офицеров ранеными, в свежей крови росла. И росло количество преступлений, совершаемых гитлеровскими медиками в детском концентрационном лагере в Красном Берегу и в многочисленных военных госпиталях вермахта. Зверства, которые творились по отношению к детям, сложно себе представить. Даже знаменитый гитлеровский садист доктор Йозеф Менгеле казался порой невинным первоклашкой по сравнению с палачами, работавшими в концентрационном лагере в Красном Берегу.

1553167971 original

Впервые в истории детская кровь использовалась в качестве донорской, причем гитлеровцы не останавливались даже перед тем, чтобы полностью выкачивать кровь из детей и подростков. Поражает, что немецкие врачи – люди с высшим образованием, воспитанные в европейской культурной традиции, не только благосклонно взирали на происходящее, но и принимали самое активное участие в организации детских концентрационных лагерей для маленьких доноров. Без них, этих горе-специалистов, в свое время дававших клятву Гиппократа, чудовищные по своей жестокости опыты над детьми были бы невозможны. Они стали настоящими кровопийцами – эти холеные выпускники германских университетов.

Красный Берег стал одним из главных пересыльных пунктов для отправки детей на изуверские эксперименты. Гитлеровскими врачами-палачами был разработан ужасающий садистский метод обескровливания людей. Сначала «донору» вводили антикоагулянты, затем подвешивали его за подмышки и сжимали грудь для большего оттока крови. Стопы ребенка глубоко надрезали, после чего кровь начинала стекать в специальные емкости. В некоторых случаях со ступней полностью удаляли кожу, либо вообще ампутировали ступни. Естественно, выжить после такой ужасной процедуры никто не мог. Трупы детей сжигали на кострах.

Ужасало и то, что помимо оккупантов – гитлеровских эсэсовцев, в охране и администрации лагеря в Красном Берегу служили местные коллаборационисты. Белорусы, украинцы, русские, перешедшие на сторону гитлеровцев, отличались даже большей безжалостностью, поскольку старались заслужить доверие и поощрение со стороны новых хозяев. Именно они и были самыми жестокими палачами.

В наши дни Красный Берег не зря называют «детской Хатынью». До сих пор точно неизвестно, сколько детских душ погубили гитлеровские палачи, служившие в этом лагере. Пока установлено только пятнадцать имен несчастных детей, которых убили гитлеровцы в детском концлагере. Если следовать архивным данным, то не менее 1990 детей были вывезены из концлагеря в Красном Берегу в Германию – для забора донорской крови.

Со второго накопителя, где находились дети, у которых многократно собирали кровь, удалось выжить девятерым ребятишкам, которые и стали одними из главных свидетелей этих ужасных военных преступлений гитлеровской Германии. В первом накопителе, где брали кровь у детей с первой группой, не выжил никто – здесь маленьких узников буквально обескровливали, а трупы затем сжигали.

Екатерина Емельяновна Клочкова в 1943 году провела в концентрационном лагере в Красном Берегу пять самых страшных недель в своей жизни. Она вспоминала:

25 июня 1944 года в Красный Берег ворвались советские войска, освобождавшие Белоруссию. Так закончилась история страшного концентрационного лагеря. Чрезвычайной Государственной Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в Жлобинском районе Гомельской области в составленном в ноябре 1944 года акте подчеркивалось, что со станции Красный Берег в Германию, для взятия донорской крови в целях лечения раненых солдат и офицеров гитлеровской армии, немцами было увезено 1990 детей.

Читайте также:  какую пнд трубу 25 или 32 выбрать для скважины

Органам безопасности, расследовавшим военные преступления гитлеровцев на оккупированных территориях Советского Союза, удалось установить, что лагерь в Красном Берегу был далеко не единственным подобным детским концентрационным лагерем в Белорусской ССР. На территории Белоруссии гитлеровцы создали как минимум 15 детских донорских лагерей. В Красном Берегу и в деревне Скобровка Пуховичского района Минской области функционировало два лагеря с донорскими накопителями, ориентированных на полное уничтожение попавших в них детей.

Кроме того, органами безопасности было установлено, что в Красном Берегу действовал и концентрационный лагерь для взрослых. Правда, функционировал он относительно недолго – всего несколько месяцев. В лагере содержалось до 8 тысяч заключенных. Затем из них было отобрано около 1000 человек молодого возраста, включая 43 жителей Красного Берега и окрестных деревень. Этих молодых людей гитлеровцы увезли на каторгу в Германию.

1553168080 kerkhjj lzey5yumdnymdsib50vbvyazyvmykdmglhcscugv4i d6cymynglogbckvljjtkcnq3sqeto91 93vbi6lp5dm1qjneymjyv09a

В советское время о зверствах гитлеровцев в концентрационных лагерях для детей предпочитали не распространяться.

Во-первых, советское руководство считало, что информация о детских концлагерях, где забирали кровь, будет способствовать сохранению ненависти к немецкому народу. В условиях, когда ГДР уже была союзником СССР, это было недопустимо.
Во-вторых, беспокоились и о психологическом состоянии советских граждан. Мало ли к каким последствиям могла привести подобная информация, особенно если учесть, что было много людей, чьи дети бесследно пропали в годы войны.

В-третьих, не желали советские власти раскрывать подробности и о деятельности многочисленных коллаборационистов, оперировавших на территории Белоруссии.

Лишь в 2007 году в Красном Берегу был установлен памятный мемориал, который сегодня имеет национальное значение. Это единственный памятник именно детям, погибшим в страшных концентрационных лагерях гитлеровской Германии. Мемориал регулярно посещают экскурсии не только из Белоруссии и России, но и из самых разных стран мира. Приезжают и из Германии. Интересно, задумываются ли современные граждане этой страны над тем, что сотворили их деды и прадеды на оккупированных территориях Советского Союза?

Источник

userinfo v8nord_ursus

Записки северного медведя

Cogito ergo sum

Село Красный Берег находится на прямом пути из Жлобина в Бобруйск. Ныне это населённый пункт со статусом «агрогородок» и населением около 2 тысяч жителей, известный с 1317 года. В прошлой части я рассказал про рассветный Жлобин, где мы с Андреем userinfo v8schelkunov сели на первую утреннюю электричку в сторону Бобруйска. Ехать до Красного Берега — всего примерно полчаса.

2. Отправление в 5-54 утра. Электричка почти пустая, и кроме нас в вагоне было не больше десяти человек (надо учесть и то, что это было воскресенье).

3. Едем мы в сторону Минска по исторической Либаво-Роменской железной дороге, построенной в 1873 году. Между прочим, электрификация сюда пришла недавно: до 2013 года контактная сеть со стороны Минска заканчивалась в Осиповичах. Сейчас провода уже тянут из Жлобина в Гомель.

4. Остановочный пункт на предыдущем снимке назывался Малевичи, а следующий внезапно. Казимирово. Занятное, однако, соседство. Интересно, куда дели чёрный квадрат? 🙂

5. А затем станция Красный Берег. На часах всего чуть за шесть, и мы уже выходим на перрон. Электричка уехала дальше в Бобруйск. А вокруг нас — приятное солнечное белорусское утро.

7. По соседству старая деревянная постройка, — видимо, дом железнодорожников. То ли начало XX века, то ли 1920-е годы.

8. В зале ожидания висит расписание поездов на белорусском языке. Которым автор расписания, очевидно, владеет не очень хорошо: перевести термин «транспортное сообщение» как «паведамленне», — это что-то из разряда пресловутого «Trains of suburban message». Есть тут, кстати, и второй ляп: Жлобин в одной из строчек записан через русскую букву И.

9. Прямо от станции вглубь села уходит вот такая бетонная дорожка, построенная, как гласит камень-памятник, учащимися Краснобережского аграрного колледжа в 2003 году.

10. Слева небольшой луг. Слегка, видимо, заболоченный. На траве роса, поднимается солнце. Вдыхаем полной грудью свежий утренний воздух. Здесь тихо, но иногда с железной дороги доносится шум поездов: всё же дорога здесь магистральная.

12. Так мы пришли почти в центр села. Справа стоит котельная.

13. А впереди — одна из главных улиц и здания аграрного колледжа за забором:

14. И рядом — камень-памятник с патриотическим четверостишием:

15. По тенистой аллее, высаженной вековыми деревьями, обходим территорию колледжа:

16. Сам колледж был основан в 1919 году как Бобруйское сельскохозяйственное училище (а затем назывался аграрный техникум). При этом на его территории находится примечательное старое здание усадьбы, которое мы ещё увидим.

18. Рядом с колледжем — кирпичные двухэтажки:

19. В центре территории колледжа находится усадьба генерал-лейтенанта Михаила Гатовского, построенная в 1890-е годы. Причём ныне к колледжу она не относится (а в советские времена она служила учебным корпусом): сейчас в здании расположен музей, и отреставрировали его буквально только что — завершена реставрация была в 2015 году.

20. Архитектурный облик весьма необычен. Есть что-то и от неоренессанса, и от модерна.

21. Скульптуры химер на фасаде сделаны, видимо, «под Париж»:

22. Усадебный флигель по соседству. Он, вроде, принадлежит колледжу.

23. Народу вокруг тихим воскресным утром нет. Только дворник подметал мусор и тщательно поливал из шланга асфальтовые дорожки.

24. Но зато есть коты:

25. И аисты просыпаются. Ещё всего лишь семь утра, а мы уже давно на ногах. Необычное ощущение.

26. Ещё один усадебный флигель:

27. Напротив дворца усадьбы — площадка с маленькой сценой. Видимо, здесь колледж какие-то мероприятия проводит.

28. Могила одного из офицеров Красной армии, погибших при освобождении Красного Берега в июне 1944 года:

29. И братская могила по соседству:

30. При постройке усадьбы рядом с её дворцом был разбит парк. Сейчас этим деревьям уже больше ста лет, и тень от них создаёт полумрак. Впрочем, утром было ещё немного прохладно, а вот в середине жаркого дня здесь, наверное, очень хорошо.

31. Парк выходит на правый берег речки Добысны (приток Днепра, между прочим!), где мы решили сделать привал. Вода в речке довольно мутная и заросшая.

32. Идём дальше, мимо советских корпусов колледжа, по направлению к выходу из него (впереди видны ворота):

33. Ворота колледжа — это, кстати, бывшие ворота усадьбы Гатовского, построенные также в 1890-е годы, с элементами неоготики. Вот так аграрный колледж слился в единое целое с комплексом усадебных построек, которые, к тому же, хорошо сохранились в войну.

34. Центральный учебный корпус колледжа. Это вид уже с улицы.

35. Так мы пошли от колледжа обратно в сторону железной дороги, но другим путём. Солнце поднимается всё выше.

36. Летнее утро в селе:

37. По тропинке мы идём среди яблоневого сада:

38. И дальше мы видим ещё одну достопримечательность Красного Берега, связанную с весьма трагическими событиями. Это — построенный в 2007 году мемориал белорусским детям — жертвам фашизма. Очень красивый и. страшный. Если знать, чему он посвящён.

Красный Берег находился в нацистской оккупации с 5 июля 1941 по 25 июня 1944 года. В это время здесь был построен крупный пересыльный концлагерь, а при нём — детский донорский концлагерь. В Гомельской области 1990 детей было отобрано для. переливания крови немецким солдатам.

39. В витражах изображены детские рисунки:

40. На солнце смотрится очень красиво:

41. Каменная плита, изображающая школьную тетрадь в линейку, с картой Белоруссии, на которой обозначены места, где были концлагеря. Кстати, странно, что здесь изобразили Белоруссию в послевоенных границах, а не БССР с Белостоком, как во время войны.

42. Другая часть мемориала имитирует школьный класс. Поднявший руки кверху ребёнок, истощённый во вражеском плену, а дальше — парты и скамьи и, на переднем плане, гранитная красная полоса, изображающая кровь. Мемориал потрясает до глубины души. Кстати, автор его — минский архитектор Леонид Левин, создавший мемориал в Хатыни.

45. В общем, по эмоциональному воздействию мемориал в Красном Берегу сделан очень сильно.

46. Мы пошли обратно к станции — чтобы ехать дальше, в Бобруйск. Стрелки часов уже приближаются к девяти, и становится жарко.

47. Очередные превратности белорусского языка, когда варианты перевода различаются на двух соседних указателях. Между прочим, правильный вариант именно «Красны Бераг», — здесь слово «красный» означает «красивый», а не цвет (тогда бы, наверное, и по-русски было бы «Червоный»).

49. По правую руку — сельское кладбище:

50. А потом впереди появилась железная дорога. Мы уже почти замкнули круг и вернулись к станции.

51. К станции мы шли вдоль железки по вот такой тенистой дорожке. Где-то тут мимо нас проехал человек на старом советском велосипеде. И вообще, народу на сельских улицах стало больше появляться.

52. Впереди вдруг обнаружился железнодорожный переезд:

53. Это оказался порядком заросший подъездной путь к котельной, что на фото 12 (здесь она тоже видна).

54. Выходим к станции. С неё в это время отправлялась электричка в сторону Жлобина.

55. А нам свою электричку на Бобруйск ждать ещё целых сорок минут. Всё это время мы сидели на скамейке, наблюдая оживлённое движение поездов, почти все из которых делали здесь остановку.

57. Но наибольший восторг у меня вызвал следующий поезд со стороны Гомеля, прошедший через полчаса. В его голове — редкий раритетный тепловоз ТЭП60! В России таких уже нет, хотя в девяностые годы местами ещё ходили. Да и на Белорусской железной дороге их осталось мало. Кстати, этот же тепловоз мне ближе к вечеру того же дня повезло увидеть в Бобруйске. Думаю, кто разбирается, тот может мне позавидовать 🙂 Да и в любом случае, — красивый ведь тепловоз!

60. Пока этот поезд стоял, на первый путь медленно подтянулся наш пригородный, оказавшийся дизелем: идёт он не в Бобруйск, а ещё дальше, — на станцию Рабкор, расположенную в тупике неэлектрифицированной ветки. Кстати, линия на Рабкор довольно малодеятельная, и мне было бы интересно как-нибудь съездить туда специально.

61. И снова едем в сторону Минска по исторической Либаво-Роменской железной дороге. До Бобруйска (точнее, до станции Березина, где нам удобнее было выходить) ехать чуть больше часа.

Ранний ночной подъём дал о себе знать. В дизеле мы оба начали засыпать, но с главной задачей — не проспать Березину, справились успешно 🙂 В следующих частях я расскажу о прогулке по жаркому солнечному Бобруйску с его крепостью XIX века, рекой Березиной и городскими улицами.

Источник

Донорский детский концлагерь. Красный Берег.

Много читал о ВОВ, зверствах фашизма, бывал на многих мемореальных комплексах. Но совсем недавно узнал о Красном Береге, хоть и живу от него достаточно недалеко. История эта меня колыхнула до глубины души.

1451304140166833174

Когда во время войны в Красном Береге был создан сборный пункт для детей в возрасте от 8 до 14 лет, их свозили сюда из Жлобинского, Рогачевского, Страшинского, Добружского и других районов Беларуси. Дети проходили медицинский осмотр, потом часть из них отправляли в Германию, чтобы там брать у них кровь. Как известно из материалов Немецкого архива Беларуси, всего из этого пункта в Германию вывезли 1990 детей.

Коварству фашистов не было предела — для забора крови они использовали настолько изощренные методы, после применения которых дети либо навсегда засыпали, либо им, обескровленным, но еще живым, помогали уснуть, смачивая после процедуры губы ядом… Особенно это касалось так называемых универсальных доноров — детей с первой положительной группой крови.

Экскурсовод Александр Манкевич, казалось, проводя экскурсию, проживал всю эту историю сам. В определенные моменты слезы текли как у слушателей, так и у него самого. Это действительно тяжело и слушать и осознавать масштабы, неосмысленно проецируя эту беду на своих детей.

Апогей захлестнувших эмоций наступил при прочтении письма-завещания 15‑летней Кати Сусаниной из немецкого рабства. Девочка написала его в 1943 году своему папе, отчаявшись и не желая быть угнанной в Германию. Письмо это не дошло до адресата — и было найдено в 1944 году… Тогда же его текст без изменений опубликовали в газете «Комсомольская правда».

Читайте также:  какую помпу лучше ставить на приору

145130473918444158

Дорогой, добрый папенька!

Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.

Несколько слов о матери. Когда вернёшься, маму не ищи. Её расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил её плёткой по лицу, мама не стерпела и гордо сказала, вот её последние слова: «Вы не запугаете меня битьём. Я уверена, что муж вернётся назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон!» И офицер выстрелил маме в рот…

Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, И если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идёт кровь — у меня отбили лёгкие.

А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказали: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днём рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню.

А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало — платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, – и солёные слёзы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.

Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю бельё, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» – так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья»,- сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.

Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плёткой по голове и спине.

Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.

Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.

Твоя дочь Катя Сусанина…

Моё сердце верит: письмо дойдёт.

1451304925125063450

Может быть, чтобы вы узнали об этом, если не знали раньше.

Может быть, чтобы научиться еще больше ценить жизнь.

Может быть, чтобы попытаться понять позицию пожилых людей и ветеранов с девизом «Будь что будет, лишь бы не было войны». Не знаю.

Обсудив эту тему со знакомыми, выяснил, что те, у кого есть дети, они принимали к сердцу очень близко, т.к., очевидно, каждый родитель представляет на месте этих детей своих.

Если интересно, есть видео, в котором это повествуется более детально.

Тут недавно выкладывали короткометражку «Unwind» о том, как трудных подростков отправляли в лагеря для разбора на органы. И народ возмущался, что это слишком жестоко и аморально, мол, такого не может быть. А оказывается, что такое уже было. И в этом-то и весь трагизм. Нельзя недооценивать жестокость людей в отношении дуг друга.

сам текст пробрал до глубины души..смотреть видео не решусь наверное.

Нет права такое забывать.

К сожалению это еще не предел почитайте про отряд 731 японцев, есть несколько документальных книг, от тех опытов что ставились там волосы по всему телу стояли дыбом.

Моя бабушка, во время Войны попала в такой лагерь, как и 7 её сестёр. Выжила лишь она одна. Это к тому как я воспринимаю «терпимых», «толерантных», цивилизованных» европейцев. Мне сложно понять, почему солдаты Красной Армии, не устроили геноцид на землях тех,кто использовал их родных, как скот. Я не смог бы быть так милосерден.

Это все дико, конечно. Фильм «Иди и смотри» в свое время меня впечатлил до глубины души. Но вот письмо девочки, написанное типичным слогом журналиста из газеты «Правда» ну очень смущает.

Есть еще долба%бы кричащие о добрых фашистах освободителях?

Ведь все было бы иначе, если бы фашисты тогда победили

Вай-вай, слог у них журналистский. Почитайте собрания писем обычных красноармейцев и краснофлотцев, там каждое третье также написано. Хотя у некоторых и «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина», и даже дневник Тани Савичевой писал лично Сталин.

был в данном месте. очень захватывает. витражи впечатляют. кажется сделал их Левитан

К сожалению уроки той войны так и остались не выученными.

страшное было время. но вот почему то, письмо кажется советской пропагандой для повышения морального духа народа. слишком оно точно написано, слишком ярко описывает моменты бьющие по психике. или быть может, мне просто хочется в это не верить.

Самое худшее,это когда внутри страны наши люди подвергаются западной пропаганде и подвергают всё сомнениям,через несколько лет эти люди саму войну могут под сомнение поставить или утверждать будут,что это СССР напал на Германию.Им плевать на своих родных прадедов,что уж говорить,о Родине.

Так и меняется история

1451322430116111054

Такое ощущение что в комментах потомки недобитков фашисткой мрази, пытаются оправдать их преступления, ставя под сомнения факт существования письма. Какая разница было ли письмо или нет? если нет, то его нужно было написать, для тех кто отсиживался на теплых местах и думал, что сможет всю войну просидеть не высовываясь, для тех кто думал что воюем просто с солдатами, а не с чудовищами, которые не должны жить. Для того что-бы просто вызвать у этих «сомневающихся» хоть какое то чувство вины. Не думаю, что это нужно было тем кто уже воевал, вряд ли у них остались сомнения, и чувства кроме мести, после увиденного, так что если и была пропаганда то только для тыла.

Не нашла в комментариях смущения по поводу того, что кровь белорусских детей переливали «доблестным арийцам» (в плане чистоты крови)
Объясните, кто может!

Что всегда отличало русских от других наций? Да то что мы НИКОГДА так не мучали людей, да они жили в лагерях в сибири, но мы не снимали с них кожу заживо, не сливали кровь и тд.

Когда мы (русские) приходили в чужие страны, даже те которые на нас сами шли войной, мы не грабили и не убивали населении, мы всегда были и будем самой добросердечной и гуманной нацией.

Я не чувствительная барышня на выданье, но так пробрало. Вечная память.

Вот вам и вся пропаганда про чистоту немецкой крови. А брать кровь у «унтерменшей» не гнушались, лицемерные ублюдки.

Ага. А теперь говорят мы должны все это забыть и не испытывать ненависть.

Убивать. Вот сейчас хочется говорить, что мир уже не тот и те люди. ну да, они пострадали тогда, но сейчас вроде все по другому. Вроде. Я не знаю что будет дальше, даже скорее боюсь думать, что же там может быть. Но. Я знаю, что если это станет реальностью, снова, я пойду их убивать. Все.

А ведь нашлась тварина и не одна, поставившая минус посту.

Коварству фашистов не было предела — для забора крови они использовали настолько изощренные методы, после применения которых дети либо навсегда засыпали, либо им, обескровленным, но еще живым, помогали уснуть, смачивая после процедуры губы ядом…

Простите, а что коварного в том, чтобы быстро добить умирающего ребенка или усыпить перед смертельной процедурой? оО» Я не говорю, что немцы молодцы, но это же логично. Или автор предпочел написать о том, как немцы выкачивали из детей кровь наживую и бросали детей, опустошенных, но живых, в канавы, не добивая?

Только наверное не «будь что будет, лишь бы не было войны» старики говорят, а «лишь бы не было войны», ведь смысл немного искажается.

А где пруфы, Билли? Нам нужны пруфы.

Письмо не полное вместо многоточия на памятнике были слова:

Твоя дочь Катя Сусанина. В душе я спокойна а сердцем уверена: любимый Сталин вышвырнет немецких убийц с родной земли. Мое сердце верит: письмо дойдет.

@Mosmetro, повеселил, глупыш)) что ж вы убогие такие, а, хохлы, а?

m1479902 450057471

16284982962899136

О продуманных приказах немцев

Несколько приказов немцев касающихся военнопленных из СССР. Сейчас такое конечно невозможно: есть ООН, ЕСПЧ и др. демократические и гуманитарные западноевропейские организации, которые с радостью помогут русским.

1635975358120332733

163597547317735712

1635975539125117102

1635975621173127427

m3112725 2013480949

1619373790288599869

Эксперимент

KZ Mauthausen был рожден Великой Германией, а в KZ Mauthausen рождались Чудовища.

Начало карьеры – медбрат в концлагерях:

Заксенхаузен и Бухенвальд, Маутхаузен.

Эрих Васицкий, один из черных ангелов Холокоста, увидел в медбрате – будущего великого доктора-экспериментатора. Так возник доктор Хайм Ариберт. Они вместе начинают писать научную работу, цель которой – найти болевой порог, отключающий большинство человеческих инстинктов, который впоследствии поможет вывести нацию слуг-полуроботов.

Доктор Хайм переехал в Баден-Баден, где и продолжил карьеру врача, только теперь – гинеколога. В 1962-м США возобновили следствие и подали в международный розыск. Ариберт принял ислам, купил новое имя и скрылся. В это время в Каир приехал фотограф – Тарек Хусейн Фарид. Он не расставался с фотоаппаратом, но при этом никогда не разрешал снимать себя. В 1992 году в Каирском госпитале умер Тарек Хусейн Фарид. Немецкий канал ZDF TV принял звонок: «Фотограф из Каира и международный преступник Ариберт Хайм – один человек – признался его сын – Рудигер Хайм.» Запоздавшим откровениям не поверили, и кончину нациста не признавали до 2009 года. Египтяне не могли доказать причину смерти Ариберта, а останки в его могиле дали отрицательное совпадение ДНК. Но и живой Хайм испарился без следа. Суд Баден-Бадена сдался в 2012-м – дело закрыли, и один из самых чудовищных людей в истории остался безнаказанным.

Но речь сейчас не о нём.

После того, как одним из моих читателей были прочитаны оба тома романа «Летят Лебеди» (автор Геннадий Веретельников), то был рождён стих, который посвящен русским воинам попавшим в плен, и над которыми немецкие «доктора» проводили свои эксперименты. В романе описывается один из них. Изуверы хотели выяснить, через сколько погибнет немецкий военнослужащий, по стечению обстоятельств попавший в ледяную воду.

Эксперименты, естественно проводили над пленными.

Все мужчины и женщины не русской национальности погибали от получаса до часа.

И вот привели двух раненых русских офицеров.

Рабы, на колени немедленно встаньте!

Настал откровенья момент:

Великая нация Гёте и Данте

Проводит свой эксперимент.

Рассчитан объём мозговых полушарий,

Цвет глаз и оттенок волос.

На сцену выходит воинственный арий!

Он в мир Справедливость принёс!

Евреи, пигмеи, арабы, цыгане –

Исчезнут по воле судьбы!

А эти «недочеловеки» славяне

Для ариев – просто рабы.

Германия – царство великих учёных –

Всем прочим покажет пример!

Научные опыты на заключённых

Проводит герр доктор Рашер.

Здоровье отчаянных асов люфтваффе

Рашеру натёрло виски.

Для опытов создан в концлагере график.

Ведь пленным не надо писать эпитафий,

Как крысам иль свинкам морским.

Они, в барокамерах корчась от боли,

Изъяты из списка людей.

Такая уж выпала узникам доля

Во имя великих идей.

У входа охранник, а рядом – собака.

Герр доктор грызёт шоколад.

Сюда поутру привели из барака

Двух раненых русских солдат.

Подводят к Рашеру, не дав оглядеться.

У каждого – волос седой.

И в чан с ледяною водой.

Герр доктор – светило! Он – высшая раса!

Он знает (и спорить не сметь!),

Что выдержит сердце не более часа,

Вот стрелка хронометра по циферблату

Читайте также:  код телефона 963 какой оператор и регион город

От цифры до цифры ползёт.

В воде ледяной замерзают солдаты.

Рашер шоколадку грызёт.

На шеях несчастных натянуты жилы,

От судорог скулы свело.

Но час пролетел, а они ещё живы!

Фашистскому зверю назло!

Рашер поражён! Не захочешь, а струсишь!

Вращаются мысли с трудом:

Что делают там эти наглые «руссишь»

В воде, охлаждаемой льдом?!

Есть жёсткий закон в человечьей природе!

Его не нарушит никто!

Подумать! – уже третий час на исходе!

А им хоть бы что! Хоть бы что!

Когда ты пленён и раздавлен бедою,

Спасения не обещай!

В ответ, будто эхо – «Прощай!»

Фашисты безмолвно столпились у чана

С глазами испуганных псов.

Но русское сердце исправно стучало

Пять долгих и страшных часов!

Мы сделаны Богом из разного теста.

А, стало быть, разный замес.

Вы нагло и подло присвоили место

Того, кто взирает с небес.

Но, право, не стоило сравнивать расы,

На свой примеряя аршин:

Истлеют в земле ваши бравые асы

В обломках подбитых машин.

Смысл опыта доктор поймёт у Рейхстага,

В аду собираясь гореть:

Автор стихотворения Константин Фролов–Крымский

1634048206114927222

163407547411253829

163407547818821862

1634075484154390052

16340754901478158

16340754951968537

1634075500194592029

1634075450166673447

1634075374164210066

m3112725 2013480949

1478189420255384259

(Саласпилс и ещё 23 подобных лагеря действовали на территории Латвии в период фашисткой оккупации).

За три года существования в Саласпилсе убили и замучили немыслимое количество детей и взрослых. По разным данным, до десяти тысяч детей (возрастом от нескольких месяцев и до 16 лет) и до ста тысяч взрослых. Вместо имени у каждого ребенка был номер, выбитый на жетоне. За утерю – расстрел. Основное назначение — создание банка детской крови, которую выкачивали для пополнения запасов в немецких госпиталях. Изможденные и заморенные голодом малыши цинично рассматривались, как живые контейнеры, полные крови и объекты для медицинских экспериментов. В Саласпилсе, как и в других фашистских исправительно–трудовых лагерях, зафиксированы следующие способы убийства людей:

– Нанесение смертельных травм тупыми твёрдыми предметами

– Голод и отсутствие лечения при болезни

– Отравление больных детей и взрослых ядами, в том числе экспериментальными

– Проведение тренировочных операций, например, – отрезать голову и попытаться её пришить обратно

– Частое выкачивание крови вплоть до наступления смерти

– Тяжёлый изнуряющий бесполезный труд, например, перенос земли с места на место, сопровождаемый избиениями

– Тяжёлый физический труд, дополнительно сопровождаемый взятием крови (каждый раз до состояния обморока)

– Казнь через повешение

Официально в лагерь было доставлено 12 тысяч советских детей. Осенью 1944 года концлагерь Саласпилс был уничтожен фашистами. Заметая следы, фашисты взорвали бараки и печи, сожгли документы, а его персонал (немцев и латышских полицейских) спешно эвакуировали. Также фашисты постарались скрыть следы массовых убийств. Заметая следы, фашисты раскапывали места массовых захоронений и сжигали тела. Для таких раскопок использовали труд евреев, которых по окончании работ также убивали и сжигали.

Из Акта об истреблении детей в Саласпилском концлагере от 5 мая 1945 года: «Обследовав территорию у лагеря Саласпилс в 2500 м², при раскопках только пятой части этой территории, комиссия обнаружила 632 детских трупа, предположительно, в возрасте от 5 до 9 лет,, трупы располагались слоями. В 150 метрах от этого захоронения по направлению к железной дороге комиссия обнаружила, что на площади в 25х27 метров грунт пропитан маслянистым веществом и перемешан с пеплом, содержащим остатки несгоревших человеческих костей детей 5—9 лет — зубы, суставные головки бёдерных и плечевых костей, рёбер и другого. В лагере мученической смертью погибли около 3 тысяч детей до 5 лет в период с 18 мая 1942 года по 19 мая 1943 года, тела были частью сожжены, а частью – захоронены на старом гарнизонном кладбище у Саласпилса. Большинство из них подвергались выкачиванию крови. Государственная чрезвычайная комиссия постановила, что факты этих издевательств установлены и должны рассматриваться, на Нюрнбергском процессе, как вполне организованные мероприятия со стороны немецких извергов, ставящих целью – умерщвление Советских детей».

«Где бараки стояли, там шиповник цветёт,

Словно детская кровь в этих ветках течёт. »

На Нюрнбергском процессе (20.11.1945 – 1.10.1946) Международный военный трибунал, в числе прочих преступлений нацизма, признал практику присвоения людям номеров и клеймения этими номерами людей – преступлением против человечности, не имеющим срока давности! (Сборник материалов Нюрнбергского процесса. М., 1954. Т. II. С. 865, 872, 873, 91).

Пир Мойше, свидетель зверств германского фашизма, пережил 11-летним ребенком, с Божьей помощью, концлагерь и войну.

Позже он описал в книге «Берген-Бельзен, который невозможно забыть» события тех лет. Семья их жила в Париже. После оккупации Франции всех евреев поместили в концентрационные лагеря. Взрослых отдельно, детей отдельно. Его мать попала в Освенцим. Там она и погибла, как и остальные полтора миллиона заключенных этого лагеря смерти.

****Когда они пришли за коммунистами, я молчал — я не был коммунистом. Когда они пришли за социал–демократами, я молчал — я не был социал–демократом. Когда они пришли за профсоюзными активистами, я молчал — я не был членом профсоюза. Когда они пришли за мной — уже некому было заступиться за меня. Мартин Нимёллер

*****Рассказ десятилетней Наташи Лемешонок (в концлагерь попали все пятеро братьев и сестер – Наталья, Шура, Женя, Галя, Боря): «Мы жили в бараке, на улицу нас не пускали. Маленькая Аня постоянно плакала и просила хлеба, но мне нечего было ей дать. Через несколько дней нас вместе с другими детьми повели в больницу. Там был немецкий врач, посреди комнаты стоял стол с разными инструментами. Потом нас построили в ряд и сказали, что сейчас осмотрит врач. Что делал он, не было видно, но потом одна девочка очень громко закричала. Врач стал топать ногой и кричать на нее. Подойдя ближе, я увидела, как врач этой девочке вколол иглу, и из руки в маленькую бутылочку текла кровь. Когда подошла моя очередь, врач вырвал у меня Аню и уложил меня на стол. Он держал иглу и вколол её мне в руку. Затем подошёл к младшей сестре и проделал с ней то же самое. Все мы плакали. Врач сказал, что не стоит плакать, так как всё равно мы все умрем, а так от нас будет польза… Через несколько дней у нас снова брали кровь. Аня умерла». Выжили в лагере Наталья и Боря.

******Всего прошло через концлагеря, через эту изуверскую нацистскую систему – по разным данным, от 18 и более миллионов человек. Из них было уничтожено 11 и более миллионов человек. Это гигантская цифра. Из них от 5 до 6 миллионов – граждане Советского Союза, и каждый пятый – ребёнок а ведь это не только те лагеря, которые мы знаем – Аушвиц, Майданек, Треблинка, – но и их филиалы, один Аушвиц имел несколько десятков филиалов

Отрывок из романа Летят Лебеди.

Военно-исторический роман «Летят Лебеди» в двух томах.

Том 1 – «Другая Война» 500 страниц

Том 2 – «Без вести погибшие» 600 страниц

Сброшу всем желающим пикабушникам на электронную почту абсолютно безвозмездно.

Пишите мне: weretelnikow@bk.ru

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

Могу выслать почтой в любую точку планеты Земля (кроме Северного и Южного Полюсов)

161892234311796663

m3112725 2013480949

1612588844232368140

Записки человека, который прошел через плен и концлагерь. Часть 2. Побег

Ты всё правильно рассчитал, командир, всё правильно, только сам уйти не смог, потому что первый переход к складам, где стояли на погрузке грузовики, должен был занимать максимум час, пока не подняли тревогу в лагере, а дотащить тебя мы не смогли – дистрофиками были все уже к тому времени.

После Аджимушкайского ада ты не мог ходить самостоятельно, только с помощью самодельных костылей, а с ними, как ты говорил, далеко не убежишь. Но мы с Созирико, Матвеем, Андреем, Георгием и Валентиной смогли. Сначала Созирико подменил свои документы и его, на самом деле не его, похоронили. Он воспользовался документами майора из Черкесска и тогда его перевели вместе с нами на будущее место побега, где всё и случилось.

Понимая, что они, возможно, не смогли бы выдержать то, что смог выдержать этот обычный с виду, но, по сути, железный и несгибаемый человек.

Ранней весной нас ждало маленькое чудо, главным героем которого стал крупный кролик с белым хвостом, который неожиданно для нас вырыл себе нору и начал в ней жить, неподалёку от забора из колючей проволоки. По всей видимости он сбежал от своего хозяина-фермера, да так, что его никто не мог найти. Мы, конечно, мечтали, чтобы он прорыл нору в нашу сторону, которую мы бы смогли расширить, и таким образом сбежать из лагеря. Потом мы увидели, как у него в норе появилась беременная белая собака, а через время оттуда начал доноситься визг малышей. Мы впервые в жизни видели такую странную дружбу кролика и собаки, и очень любили наблюдать за таким странным «общежитием», но через несколько дней белую собаку загрызли овчарки, которые охраняли концлагерь. Мы наблюдали за этим неравным боем (трое немецких откормленных овчарок против бездомной худой белой дворняги), шансов у неё не было. Идиллии пришёл конец.

Но, как-то в одно солнечное утро из норы вылез кролик и с ним три разномастных щенка, огляделись и опять спрятались. Следующий раз мы их увидели ближе к ночи. Щенки очень осторожно, полностью копирую поведение папы кролика, вылезли, обследовали окружающее пространство и направились в сторону ближайших кустов и густых деревьев. В той стороне находился блок для офицеров. Там же было и место, куда выкидывали отходы из их столовой (зимой, когда на деревьях не было листьев, мы с трудом, но рассмотрели, что где находится, когда готовились к побегу). Так продолжалось каждую ночь. Днём они сидели в норе, ночью выходили в поисках пищи, и неизменно папа кролик впереди, трое щенят за ним.

Помню твою пламенную речь, в ночь, перед побегом.

– Идёт война. Долгая, жестокая, изнурительная война, которая коренным образом изменит наш мир и нашу страну. Я знаю, что мы победим. Кто-то будет ранен, кто-то убит, кто-то пропадёт без вести, но коричневая чума будет побеждена. Мы избавим планету от очередного маньяка у власти, ведь больше не кому, на самом деле. И построим новый мир, в котором будет место милосердию, справедливости и любви.

Но для этого надо быть сильным и иногда, безжалостным, ведь только с помощью силы мы сможем укротить обезумевших зверей, питаемых гитлеровской пропагандой, которые желают всем народам нашей многонациональной Родины, только одного – полного уничтожения. Европа и весь католический мир – уже под их властью, у них цель была его завоевать. Нас же, наш мир, в котором есть место и цыганам, и азиатам, и евреям, и кавказцам, должен быть уничтожен. Так говорит их пропаганда и так действуют их солдаты. У нас есть главный союзник – правда, православные её называют – Бог. У нас есть направление – свобода всем порабощенным! И у нас есть фундамент, который замешан на крови русского народа, где вместо песка – Правда, а вместо цемента – Справедливость. Значит мы непобедимы. Но это необходимо довести до каждого русского человека, чтобы он знал, ради чего живёт, знал на чём строится воспитание детей, и, главное, не знал, что лежит в основе нашей будущей победы.

Ну, а сейчас, у нас нет задачи выжить на этом рубеже, есть задача – уничтожить врага. Только так, кстати, и можно выжить.

Отрывок из документального военно-исторического романа Летят Лебеди.

Военно-исторический роман «Летят Лебеди» в двух томах.

Том 1 – «Другая Война» 500 страниц

Том 2 – «Без вести погибшие» 600 страниц

Сброшу всем желающим на электронную почту абсолютно безвозмездно.

Пишите мне в личку, давайте свою почту и я всё вам отправлю (профессионально сделанные электронные книги в трёх самых популярных форматах)

Есть печатный вариант в твёрдом переплете.

Могу выслать почтой в любую точку планеты Земля (кроме Северного и Южного Полюсов)

П.С. Вышлю всем пикабушникам, кто напишет, без исключений, потому, если не видите на почте, просто зайдите в папку «спам»

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector