косово религия какая у них

«Религия албанцев албанство»: кто такие косовские бекташи?

Snimok ekrana 2021 05 12 v 08.56.29

m4d9xx8ws47v xuqxgq8ugqhevhgmfb07xe2hir1hhj 0iuqvqhyslimytnfa5 2grdfbunvajzklkjwvuokgu8n qydl4gobj45ndpi7 4 1 .JTjee

Snimok ekrana 2021 05 12 v 08.56.29

Каждый, кто наберет в поисковике слово «бекташи», получит полный ворох ссылок, которые скорее не удовлетворят любопытство, а разожгут.

Причем все ссылки будут о истории этого ордена, о его турецких, а затем албанских корнях, о янычарах-вольнодумцах, разрушающих нормы традиционного исламского права, и прочем…

О боснийских бекташах будет очень мало сведений. О косовских – еще меньше.

И даже это «мало» сведениями назвать можно только с натяжкой: так, легкий экскурс в историю архаичного союза каких-то «мусульманских тамплиеров», странных каких-то чудаков, которые объединены в суфийский орден, близкий шиизму (редчайшее явление, поскольку все остальные суфийские ордена зародились в недрах суннизма) и содержащий элементы христианства и даже иудаизма.

А знать о бекташах более чем необходимо, тем более, что бекташизм – не просто собрание людей по интересам, не просто клуб любителей прокалывать части тела, не этнографическое сообщество, которое занимается демонстрацией национальных обрядов для досужих туристов, а фундамент, на котором покоится нечто, называемое албанским национальным самосознанием.

M4D9Xx8WS47v XuqxGQ8uixkZWf27M dEfY0GsVdHh7C7V9cO4iYXMf IGiYXtrZ6Tu0pEtroXoKLEHhGO77fEADRrQRvZGNZcfKd9v9J7o

Известная фраза «религия албанцев албанство» как основной тезис албанского общества появилась не просто так. В ней четко сформулировано то, что веками было основой, позволяющей албанцам — которые жили на довольно широкой территории, но не создали своего государства вплоть до начала ХХ века, не были объединены одной религией, не имели общей культуры и не обладали даже общей системой мифов, легенд и тостов, — считать себя одним народом.

Тезис родили братья Фрашери — Мехди и Митхат.

И они оба были бекташия.

Именно под этим девизом албанцы объединились и получили в начале ХХ века государство Албания (откусив при этом хороший кусок Черногории и Греции), и именно под этим девизом они в начале века двадцать первого откусили жирный косовский кусок у Сербии.

Идеология бекташия – основа идеологии нового косовского общества.

Причем бекташия в Косово намного серьезнее их собратьев в Албании.

Официально бекташей в Косово немного. На самом деле бекташийством пропитано все.

После смерти Ибрагима Руговы (одного из главных идеологов независимости Косово и его «президента» в 2002-2006 гг.) многие были удивлены, что он похоронен по католическому обычаю. А все просто: Ибрагим Ругова был бекташи.

Если вы узнаете, что косовские албанцы активно жертвуют на церковь святого Кузьмы, тоже не удивляйтесь. Они жертвуют ему как почитаемому ими Чобан Бабе. Они — бекташи.

Если вы узнаете, что косовские албанцы говорят о том, что их крестили, и называют имя крестного, они – бекташи.

Если вам косовский албанец сказал, что принял причастие, не удивляйтесь, он не католик. Он просто бекташ.

И причастие бекташи принимают вином, хлебом и… сыром.

И исповеди у них есть. И молитва читается над головой. О прощении.

И иконы у них есть. И даже жития святых.

И поздравляют они друг друга с Рождеством.

И на Пасху могут к вам спокойно обратиться «Христос воскресе!».

Пьют ракию и занимаются виноделием. Им можно. Они – бекташи.

Исламисты их считают плохими мусульманами.

Ныне о бекташах начали упоминать, но как-то однобоко. Мистифицируя их как носителей неких тайных гностических знаний, которые веками копила албанская земля (тогда радостно приводят пример немецкого оккультиста Рудольфа Зебботендорфа, который в основу ритуалов «Туле» положил несколько обрядов бекташи, поскольку, мол, «они сохранили в чистоте изначальную нордическую традицию»). Или сатанизируя их, или считая, что именно они стоят во главе албанской мафии, которая кроит политику этой части территории (бекташи — все нынешние приштинские политики и почти все военное руководство Армии освобождения Косово, признанной в Сербии террористической организацией).

На самом деле бекташи – балканский феномен в Оттоманской империи. Появились они в результате адаптации, в процессе перехода от христианства к исламу (недаром янычары были поголовно бекташия).

Это-то и давало албанцам возможность чувствовать себя одним народом. В отличие от других балканцев, которых вера заставляла пачкаться в крови по уши, вырезая собственных братьев, албанцы не только остались едиными, но даже еще сильнее объединились: религия албанцев албанство.

И поэтому ныне на Балканах албанцы – сила пассионарная, ведущая.

А «винегретность» их ордена дает возможность бекташи вести успешные переговоры как на исламском Востоке, так и на католическом Западе, где в них видят тех «удобных мусульман», которые пригодны для грядущего века толерантности.

Фотографии — из Ораховца (кстати, многие ораховские албанцы не знают албанского, а говорят на варианте сербского языка, называя его раовачким).

— Также по теме: О «нордических албанцах», «иллирийских арийцах» и истоках албанского национализма

Подписка на новости

Подпишись, чтобы получать на почту уведомления о новых статьях

Источник

История распространения Ислама в Коссово

kossovo

Республика Косово находится на юго-востоке Европы. Большая часть населения этой страны является мусульманами. Государственные языки – албанский и сербский.

Согласно конституции Сербии, территория Республики Косово является частью Республики Сербия и входит в её состав как Автономный край Косово и Метохия, однако фактически Косово не контролируется властями Сербии. Стоит отметить также, что часть Косово, населённая преимущественно сербами, не подчиняется властям в Приштине.

Как же распространялся Ислам в этой европейской стране?

Республика Косово на сегодняшний день является частично признанным государством на юго-востоке Европы на Балканском полуострове. Эта мусульманская страна с юго-востока граничит с Македонией, с северо-востока – с Сербией, с юго-запада – с Черногорией и с северо-запада – с Албанией.

Столица Косово – Приштина – насчитывает около одного миллиона трёхсот тысяч жителей. До 2008 года Косово был автономной областью в составе Сербии. 17 февраля 2008 года Косовский парламент единогласно принял решение о независимости и объявил город Приштину столицей нового суверенного государства. В настоящее время 108 стран мира признали независимость Косово.

В настоящее время население Республики Косово на 95 процентов составляют мусульмане, которые по национальности являются потомками албанцев, иллирийских племён. Историки сошлись в мнении, что они были первыми, кто поселился на Балканском полуострове. Иллирийские племена поселились на берегах Адриатического моря ещё до нашей эры, за три тысячи лет до прихода туда греков. А в дальнейшем иллирийские племена разошлись по всему Балканскому полуострову.

В Косово и в странах Балканского полуострова Ислам появился задолго до того, как их завоевали османы. Торговцы, дипломаты и проповедники довели религию Аллаха до этих земель.

Однако в те времена Ислам исповедали на Балканах только в узком, ограниченном кругу. Реальное же распространение в этой стране Ислам получил после прихода османов. В тот период местные жители стали массово принимать Ислам. Приняв Ислам, представители этих народов стали прекрасными мусульманами, которые преданно служили Всевышнему Аллаху и мусульманскому государству.

Некоторые из представителей балканских народов стали великими командирами османской армии. Например, Абан Паша, один из командиров османской армии, когда Мухаммад Фатих завоёвывал Константинополь, был из их числа.

Кроме того, из этой области вышли большие писатели и поэты, которые создавали свои произведения на пяти языках: албанском, боснийском, арабском, турецком и персидском, такие как Мухаммад ‘Акиф Арсев.

Османская власть окончательно укрепилась на Балканском полуострове после известного сражения на Косовом поле в 1389 году (791 году по хиджре). В этом сражении действиями мусульманских войск руководил лично османский султан Мурад Первый. Но Мурад не дожил до полной победы мусульман. Незадолго до разгрома противника султан Мурад пал шахидом, передав перед этим командование армией Баязиду.

Баязид разгромил союзнические армии Европы. В ходе сражения также был убит сербский король Лазарь. Итак, в 1389 году в битве на Косовом поле войска сербского князя Лазаря и союзников были разбиты, и у них не осталось иного выхода, кроме как признать сюзеренитет османского султана.

Читайте также:  какую функцию выполняют сайлентблоки передних рычагов

Таким образом, после разгромного поражения на Косовом поле Сербия и Косово полностью покорились османской власти. Однако город Белград всё ещё оставался независимым от османского государства. Белград же был завоёван только во времена правления Сулеймана Великолепного в 1521 году (927 году по хиджре).

После этого Косово стал самым большим османским регионом в Европе и на протяжении более пяти веков оставался таковым. Его первой столицей был город Призрен, который до завоевания османами входил в состав сербского и болгарского государств. В дальнейшем столица была перенесена в город Приштину, который и в настоящее время является столицей республики Косово.

Мухаммад Султанов

zen

Самые интересные статьи «ИсламДага» читайте на нашем канале в Telegram.

Источник

Станет ли Косово исламским анклавом

Приштина берет на себя демократические обязательства в благодарность Западу

15934.p
косово, конфликт, храмы / Не все косовские албанцы обратились пока к политическому исламу. Фото Григория Тамбулова (НГ-фото)

После одностороннего провозглашения независимости Косово распространилось мнение, что в Европе возникло новое «исламское государство». Но насколько правомерно говорить о религиозном факторе в этом межэтническом конфликте? Об этом «НГР» рассказал сотрудник Института славяноведения РАН Георгий Энгельгардт.

– Георгий Николаевич, какую роль играет вероисповедание противостоящих сторон в косовском конфликте?

– Религиозный фактор не главный в этом противостоянии, которое носит в большей степени межобщинный характер, но в силу различий в вероисповедании сербов и косовских албанцев конфессиональный аспект не мог не отразиться на самом конфликте и на его конкретных проявлениях. Одним из таких проявлений стали кампании по разрушению православных храмов в Косово. Стремясь уничтожить следы присутствия сербов в крае, албанцы старались в первую очередь стереть с лица земли именно религиозные святыни и памятники.

После войны 1999 года на территории Косово с одобрения временной администрации ООН активно работали благотворительные организации из стран Персидского залива (Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ). За это время в крае на средства зарубежных благотворителей построены десятки мечетей, что и указано на табличках при входе. В странах Персидского залива прошла обучение и часть исламского духовенства региона.

В конце 2001 – начале 2002 года прошли аресты и разоблачения представителей исламских благотворительных организаций, запрещенных после терактов 11 сентября, например BIF (Benevolence International Foundation). Многие из них были активны и в Косово, по крайней мере на начальном этапе де-факто независимого существования анклава.

– Есть ли разница в степени религиозности между албанцами в Косово и в самой Албании? Ведь режим Энвера Ходжи отличался гораздо большим прессингом в отношении вероисповеданий, чем режим Иосипа Броза Тито. Возможно, в Югославию (Косово и Македонию) бежали именно приверженцы старых традиций, которых на родине ждали репрессии?

– Косовская община в религиозном плане более однородна, чем Албания, где среди албанцев примерно 60–70% мусульман, 20% православных и 10% католиков. Албанцы же бывшей Югославии (косовские и македонские) в подавляющем большинстве мусульмане. По последним доступным исследованиям, к мусульманам относили себя более 90% косовских албанцев, а к католикам – около 7%. Вы правы, что в Албании коммунистический режим был крайне своеобразен, и в стране проводилась наиболее жесткая антирелигиозная политика из всех европейских социалистических стран. Достаточно вспомнить официальный запрет религий в 1967 году. Там и духовенство, и религиозная традиция понесли наиболее сильный урон. А в югославских Косово и Македонии все-таки была не в пример более либеральная атмосфера, во многом благодаря политике заигрывания с арабским миром, проводившейся титовским Белградом в рамках «движения неприсоединения». Например, специалисты по балканскому суфизму в течение десятилетий вели полевые исследования именно в этих регионах, в то время как традиционные суфийские центры в Албании были разгромлены властями.

– Возможно ли в Косово возникновение исламистского анклава наподобие «Хамасстана» в секторе Газа?

– Наверное, в ближайшее время этого ожидать не приходится. ХАМАС потребовалось двадцать лет, чтобы из конгломерата подпольных групп и благотворительных организаций вырасти в протогосударственную структуру. С другой стороны, если сейчас радикальные религиозные взгляды большинству албанцев чужды, то сеть исламистских организаций, возникшая в 1990-х годах, сохраняется. Источники в полиции ООН указывают на существование таких групп в регионе и на то, что они обладают достаточным боевым потенциалом.

В 2007 году наблюдалась активизация ваххабитских групп в Новом Пазаре, в Сербии. Это и обнаружение тренировочного лагеря группы Исмала Прентича, и конфликты в мусульманских структурах Санджака (область на границе Сербии и Черногории, населенная преимущественно славянами-мусульманами, Санджак был последней территорией, которую сербы отвоевали у турок в XX веке. Жители его традиционно считаются наиболее приверженными исламу из мусульман бывшей Югославии), а также обострение ситуации в мусульманской общине Боснии и Герцеговины летом 2007 года. Во всех этих случаях речь шла о трансграничных скоординированных группах, работавших и в Санджаке, и в Косово, и в Боснии, с центром управления, в частности, в Вене. Косово под властью администрации ООН стало «серой зоной», которую ваххабитам удобно использовать как тыловую базу и для подготовки людей, и для переброски грузов.

Тревожным симптомом радикализации албанской диаспоры стало раскрытие готовившегося нападения на базу армии США Форт-Дикс вблизи Нью-Йорка – из шести задержанных заговорщиков четверо были выходцами из Косово.

– Как складываются отношения между мусульманами-славянами и албанцами в регионе?

– Для ваххабитской среды этнический фактор отходит на второе место, и в рамках этих организаций мусульмане различного происхождения сотрудничают. Для более традиционных групп характерно иное отношение к мусульманам неалбанского происхождения. Еще с 1960-х годов албанские националисты последовательно стремились ассимилировать все мусульманские этнические общины Косово, чтобы упрочить свои позиции в крае. Например, горанцы – славяне-мусульмане, проживающие в районе Шар-Планины на юге Косово, – даже после войны 1999 года постоянно подвергались давлению со стороны албанцев. Во внутрикосовском политическом раскладе они, как правило, поддерживали позицию сербов и Белграда. То же самое относится и к части цыган, турок и адыгов (последние в 1999 году из-за преследований со стороны албанцев вынуждены были переселиться на историческую родину, в Адыгею).

– Сербская Православная Церковь отказалась сотрудничать с властями самопровозглашенного Косово. Чем этот демарш может обернуться для сербского меньшинства?

– После оккупации Косово силами НАТО косовская епархия СПЦ стала одним из главных политических институтов сербской общины края. Правящий епископ Рашко-Призренский Артемий (Радосавльевич) 3 марта запретил духовенству епархии сотрудничество и с косовскими властями, и с миссией Евросоюза.

Сейчас страны Запада стремятся упразднить администрацию ООН в Косово и передать ее полномочия Международной управляющей группе под эгидой ЕС. Завершение этой передачи контроля запланировано на начало лета. Епископ Артемий последовательно поддерживает позицию Белграда: власти Сербии не признают приштинскую администрацию и назвали незаконным направление в Косово миссии ЕС, признавая при этом мандат миссии ООН. Действия главы Рашко-Призренской епархии направлены на сохранение в какой-либо форме присутствия ООН в крае, единственным каналом взаимодействия с международными структурами он считает именно гражданскую администрацию ООН и миротворческий контингент КФОР. Что касается реакции на заявление епископа со стороны оппонентов, то на данный момент ни ЕС, ни власти Приштины политически не заинтересованы в том, чтобы произошел резкий всплеск насилия, прежде всего против сербов и православных святынь в Косово. Им необходима контактная инстанция в отношениях с сербской общиной и с епархией как с очень важным политическим представителем этой общины в крае.

Источник

Балканская Чечня Ислам, клубы и любовь к Клинтону. Как живет Косово — непризнанное государство в центре Европы

detail 0e1a08eb136ff87f471a00c9f109a3d0

Современное Косово в сознании большинства россиян — набор стереотипов и страшилок из начала 2000-х годов. Принято думать, что отправиться туда — это не иначе как в горячую точку, а для русских подобные поездки особенно опасны, ведь Россия давно и крепко дружит с сербами, а они — главные враги косовских албанцев. На самом деле в этих утверждениях куда больше слухов и предрассудков, чем правды. В реальности война в Косово давно закончилась и, несмотря на ворох внутренних проблем, этот край по-своему интересен и заслуживает того, чтобы взглянуть на него своими глазами. Пусть и попасть туда не всегда просто. Корреспондент «Ленты.ру» отправился в непризнанную балканскую республику и убедился, что для россиян это путешествие не опаснее, чем поездка в Чечню для граждан европейских государств.

Читайте также:  какую музыку играют на флейте

Каких-то восемь лет назад старики в албанской части Косовска-Митровицы все как один носили похожие на горшки национальные шапочки, а их основным досугом было сидеть возле мечетей. Теперь они одеваются, как жители любого другого европейского города, — хорошие костюмы, модные кепки и шляпы, начищенные до блеска туфли. А время они теперь проводят за беседами в кафанах (местные бистро) и ресторанчиках. А вот сербская часть города, которая в прежние времена была веселее и богаче, теперь, напротив, пребывает в запустении: даже музыка в ресторанах играет все тише и реже. Жизнь меняется: еще несколько лет назад невозможно было представить, чтобы сербы ходили в албанскую часть города, а теперь это происходит регулярно. И дело не только в нормализации отношений между общинами — жизнь на албанской стороне становится лучше, даже продукты там дешевле.

За последние годы градус противостояния косовских албанцев и сербов заметно снизился: еще случаются отдельные инциденты, но пламя этого этнического конфликта давно угасло, и он еле тлеет под грудой социальных и экономических проблем. Поэтому косовары (так принято называть косовских албанцев) всеми силами пытаются привлечь инвесторов или просто людей, которые готовы оставить в стране свои деньги, в том числе и туристов. Так что посмотреть на жизнь этой балканской страны может любой. Даже россиянин.

Граница

Но есть одна проблема. Весной 2012 года косоварское правительство в Приштине приняло решение о введении виз для россиян. Но так как Россия до сих пор не признала Косово, то и представительства этой республики в стране нет. Визы сейчас выдают в дипломатических представительствах Косова в Тиране, Стамбуле, Скопье и Брюсселе. Однако получить ее, судя по всему, мало кому удается: подтверждений этому в сети найти невозможно, а вот отказов без возвращения платы — сколько угодно.

Есть, правда, более легкий способ: при наличии шенгенской визы в Косово пустят на любом из официальных переходов на границе с Сербией, Албанией, Черногорией и Македонией. Но есть и альтернативный путь, который подойдет тем у кого вообще нет никакой визы, а, возможно, и документов. В сербские районы на севере региона можно попасть в обход пограничных переходов, на которых работают подчиняющиеся Приштине полицейские и таможенники.

Такие маршруты стали появляться летом 2011 года после конфликтов вокруг переходов Яринье и Брняк. Там работали местные сербы, не подчинявшиеся албанским властям, а в июле 2011-го спецназ из Приштины попытался взять их под свой контроль. Жители сел, расположенных возле Брняка, перекрыли подъезды, чтобы остановить полицейских. А на Яринье дело дошло до перестрелки. Потеряв одного бойца, албанские спецназовцы отступили, а сербы, не дожидаясь их возвращения с подкреплением, спалили здание перехода.

pic dfef6a832a02396d1708fb2f9f2edfbe

В течение нескольких дней въезжавших в Косово через Яринье встречала пустота: ни единого человека, лишь почерневшая и оплавившаяся пластиковая обшивка здания, осколки стекла и надписи «Косово je Србиja» («Косово — это Сербия»). А затем туда прибыли американские военные из контингента KFOR (Kosovo Force, международные силы под руководством НАТО, отвечающие за обеспечение стабильности в регионе).

Белград и Приштина не смогли по-быстрому договориться о переходах, и миссия KFOR передала контроль над ними албанским полицейским и таможенникам. После этого в регионе началась новая фаза противостояния: сербы строили баррикады, блокируя подъезды к Яринье и Брняку, а военнослужащие KFOR их разбирали. Пользоваться переходами стало крайне проблематично, и сербы организовали альтернативные пути.

Дело в том, что еще до конфликта сербы и горанцы (принявшие ислам сербы, живущие в горах) из разбросанных по склонам гор хуторов для своих нужд прокладывали проселки в лесах. Осенью 2011-го эти тропы соединили, а наиболее удобные расширили и даже заасфальтировали. Основным альтернативным маршрутом стало 15-километровое ответвление от трассы Рашка — Нови Пазар. Оно начиналось на территории Сербии и выходило к селу Лешак — первому крупному сербскому селу в Косово. Узнать дорогу в то время не составляло труда: трафик пассажирского и грузового транспорта там был довольно активный.

Материалы по теме

tabloid c175b34e429c8dda7c58c4235c358bcf

«Мать Россия осталась в прошлом»

Яринье и Брняк продолжительное время находились в блокаде: сербы защищали свои баррикады от сил KFOR и албанской полиции. Приштина не могла отправлять персонал на КПП наземным транспортом и перебрасывала вертолетами. Баррикады начали разбирать лишь в начале 2012 года, а в 2013-м Белград и Приштина договорились, что на переходах будут работать смешанные сербско-албанские наряды пограничной полиции и албанские таможенники.

В марте 2019 года сербские СМИ сообщали, что косовские власти перекинули на север региона подразделения пограничной полиции с албанской и македонской границ, чтобы перекрыть все маршруты в обход постов. Но, как это часто бывает на Балканах, далеко не всякое решение властей исполняется именно так, как было задумано.

pic 4eddf96a8b81283ee777c4fb42b58428

По горам

В 2011-м году на повороте с трассы Рашка — Нови Пазар на альтернативный путь находился пост сербской полиции. Но там проверяли лишь тех, кто возвращался из неспокойного региона, тех же, кто туда направлялся, полицейские не удостаивали вниманием. Спустя восемь лет никакой полиции в этом месте не оказалось. Там стояла только заброшенная кафана: как позже рассказал один веселый местный контрабандист, она загнулась, когда прекратился активный трафик. При этом ехавшие со стороны Косово водители сообщали, что никаких постов на дороге не видели, а опасаться приштинских полицейских стоит, когда начнется асфальт.

Формальная граница с Косовом находится в двух километрах от развилки. Однако на месте нет никаких знаков и информации о том, что вы попали в другое государство, как нет и пограничного поста — лишь горы да шумящая внизу в узком ущелье речушка. Еще через пару километров, после перевала, внизу появляются огоньки разбросанных по лесным склонам хуторов.

pic d1b68e7d9704705953e18ce41f770759

Автомобилей на этой дороге теперь мало. Редкие попутки в лучшем случае притормаживают, заметив двоих мужчин, голосующих на обочине, но не останавливаются. Но мир не без добрых людей: в какой-то момент возле нас остановилась машина, за рулем которой сидел полный мужчина в синей униформе и с желто-голубым шевроном косовской полиции.

Страж порядка, от которого пахло недавно выпитой ракией, по-сербски спросил, откуда и куда мы направляемся. Сразу понятно: серб. Албанцы принципиально не говорят на сербском, даже если прекрасно владеют им. «Мы — русские, направляемся в Лешак. Были в монастыре Врача (старинный православный монастырь недалеко от границы с Сербией), теперь возвращаемся. Подвезете?» — отвечаю на сербском, на всякий случай не рассказывая полицейскому правду о нашем маршруте. Тот сразу растекся в улыбке: «О, русские братья, конечно, подвезу».

pic f084f612bf9dd0731b409382b9c6ab3e

Северное Косово

Полицейский рассказал, что в Лешаке проходит турнир по минифутболу, во время которого он будет обеспечивать общественную безопасность. Сам он православный серб, но работает на Приштину — вынужденно, а что поделаешь? Уровень жизни местных сербов он оценил, как «средне, но жить можно».

В Лешаке местные жители встречают незнакомцев настороженно, пожалуй, как в любом маленьком городке. Но, заслышав сербский язык, сразу становятся любезны и приветливы. В целом жизнь здесь мало чем отличалась от жизни любого другого провинциального городка: со стадиона доносились звуки футбольного матча, люди прогуливались или сидели в ресторанчиках, вечерний воздух был пропитан ароматом жареного мяса и сливовой ракии. При этом повсюду развешаны сербские национальные флаги. Стоит отметить, что продукты сербского производства стоят в Лешаке столько же, сколько и в Центральной Сербии, хотя приштинские власти до этого в два раза увеличили пошлины на ввозимые товары.

Из Лешака рукой подать до столицы сербского Северного Косово — города Косовска-Митровица. Последние 20 лет он поделен на две части: на севере живут преимущественно сербы, в том числе беженцы из албанских районов Косова, на юге — албанцы. Численность последних растет год от года, как и площадь албанской части города: по сравнению с 2011 годом она увеличилась почти в два раза. Заметно разросся частный сектор, появились стадион, аквапарк и множество новых мечетей. И если восемь лет назад набережная реки Ибар наполнялась национальными мелодиями из сербских кафан, то теперь им на смену пришло техно, раздающееся из ночных клубов на албанской стороне.

Читайте также:  кор ай 3 2120 какие игры пойдут

pic 271b89140893fc99042cb97833149273

Одним из самых известных символов разделения между сербами и албанцами стал главный мост через Ибар. Его построили в стиле хай-тек французские военные в 2005 году. По задумке он должен был символизировать примирение двух народов, поэтому его хотели назвать «Мостом Дружбы». Однако именно там чаще всего происходили стычки между агрессивно настроенными группами сербов и албанцев, и название как-то не прижилось. В 2011 году сербы перекрыли мост со своей стороны насыпью гравия, оставив лишь пешеходные переходы. А пару лет назад ее заменили бетонными блоками и кадками с цветами.

С албанской стороны мост уже более 10 лет охраняют косовские полицейские и итальянские карабинеры. Раньше они проверяли документы у тех, кто переходит из одной части города в другую. Теперь они просто наблюдают за пешеходами, а итальянцы и вовсе уезжают на ночь на свою базу.

Сейчас по этому мосту сербы ходят отдыхать в албанские клубы и в магазины южной части города за продуктами. Их можно увидеть и в албанских кафанах, хотя несколько лет назад об этом и помыслить было невозможно. Как и о том, что сербы начнут работать в косовской полиции, которая подчиняется правительству в Приштине.

На юг

В южной части Косовска-Митровицы никакого особого внимания ни со стороны полиции, ни со стороны местных албанцев к туристам, в том числе русским, нет. На главной пешеходной улице сейчас легко можно встретить иностранцев. Они рассказывают, что приехали посмотреть на город как на своеобразный памятник минувшей войны: что-то вроде разделенной между греками и турками Никосии на Кипре.

В Косовска-Митровице сегодня уже не так опасно, как было в 2011 году, когда вооруженные нападения происходили всего в нескольких кварталах от «Моста Дружбы». Сейчас же такое впечатление, что полиция только возле этого моста и осталась.

На окраине города расположен еще один символ косовского конфликта — горно-металлургический комбинат «Трепча». В Югославии он считался одним из крупнейших предприятий, и благодаря ему именно Митровицу считали столицей автономного края Косово, а не его административный центр Приштину. Уровень жизни в городе был значительно выше, а инфраструктура — более развитая. В лучшие времена на «Трепче» работали до 12 тысяч человек, а сейчас завод простаивает.

pic 145b17e8fdc162ba845f236aa9359ca8

По словам местных жителей, именно желание контролировать «Трепчу» — одна из причин, почему Приштина и Белград так долго не могут договориться о статусе Косова. Ни одна из сторон не хочет отдавать комбинат. Дело в том, что предприятие большей частью расположено на северной стороне Ибара, но часть комплекса осталось на южном берегу. Сейчас комбинат представляет собой громадные ветшающие здания и ржавеющие металлические конструкции, опоясанные железнодорожными путями.

А еще в Митровице есть разгромленное сербское православное кладбище. На большинстве могил разбиты надгробные плиты и портреты, поломаны кресты. При этом стоит отметить, что на албанском кладбище в северной — сербской — части Митровицы не было ни одного оскверненного захоронения.

pic af4201ea2172a8da6178d81c060dc5f3

Круче Грозного

Из Митровицы до столицы Косова — Приштины — можно доехать автостопом. У местных албанцев, которые согласились подвезти двоих туристов, русские явно вызвали интерес: местная медиапропаганда пичкает людей мифами о том, что все русские их ненавидят, и если не сегодня, то завтра точно приедут в Косово на танках, чтобы оккупировать его в интересах Белграда. При этом албанцы, похоже, чувствуют себя победителями в противостоянии с Сербией и относятся к сербам довольно снисходительно — как и полагается триумфаторам.

Косоваров куда больше волнует, что у власти до сих пор находятся те же люди, что и 20 лет назад — видные деятели «Армии освобождения Косово» (АОК). «Бывшая верхушка АОК занимает все ведущие посты в стране, — объясняет водитель-албанец Фатмир. — Меняются должностями время от времени, но никого нового близко к власти не подпускают. Поэтому у нас такая высокая коррупция, нет работы для молодежи».

По словам молодых косоваров, работу по специальности на родине найти крайне сложно, а потому большинство работает в странах Евросоюза. Благодаря этому многие помимо родного албанского языка владеют еще английским и немецким. Домой молодежь приезжает только на выходные и в отпуск.

pic 43a3017af10bd545f5c82683f6a06376

Вдоль трассы от Митровицы до Приштины — а ехать там меньше полусотни километров — за последние годы появились автомобильные развязки и магазины, множество новых ресторанов, мотелей, гостиниц. Сама дорога прекрасно асфальтирована.

Столица Косова сейчас активно застраивается: возводятся новые жилые дома, школы, бизнес-центры и административные здания. Доминантой города остается католический кафедральный собор Пресвятой Матери Терезы, хотя среди косоваров абсолютное большинство мусульмане-сунниты. Собор стоит на бульваре Билла Клинтона — именно 42-го президента США в независимом Косове считают «отцом свободы». Там же находится и знаменитый памятник Клинтону с поднятой рукой, который сильно напоминает монумент иракскому президенту Саддаму Хусейну в Багдаде, снесенный в 2003 году.

От исторической, османской, части Приштины в настоящее время осталось совсем немного — несколько мечетей, традиционная турецкая баня хамам и еще несколько зданий. Все это собрано в маленьком квартальчике протяженностью не более 200 метров, а за его пределами раскинулся современный город, который в плане архитектуры и планирования выглядит куда интересней, чем нынешний Грозный, который в свое время также пришлось отстраивать из руин.

Материалы по теме

tabloid f0a1dc337820b49c40288d87761ec0f9

«Грязные деньги здесь решают все»

Албанцы не отрицают, что Евросоюз и США пытаются сделать из Косова образцово-показательную страну, которая «сбросила с себя бремя социалистического югославского прошлого» и двигается вперед — в светлое либерально-капиталистическое будущее. Это похоже на ситуацию с Чечней, которая тоже была показательно отстроена после длительной разрушительной войны. При этом у косоваров есть пусть и привнесенное извне, но четкое понимание того, каким должно стать их государство, и нравы в нем поддерживаются вполне европейские. Албанское население в Косове, хотя и исповедует ислам, не замыкается на своей религии. Местная молодежь одевается очень открыто, и на албанках можно увидеть такие наряды, на которые, пожалуй, не решились бы даже их сверстницы в Сербии. Конечно, попадаются и женщины в хиджабах, но это скорее редкость. В целом же в плане отношения к исламу Приштина больше всего напоминает Стамбул.

Культурной же столицей Косова сейчас является город Призрен — самый популярный в регионе у иностранных туристов. В нем старинная архитектура и красивые природные пейзажи вокруг соседствуют с бурной ночной жизнью, а по вечерам азаны муэдзинов смешиваются с громкой музыкой из многочисленных клубов. При этом попасть в местную церковь Святого Спаса, которая входит в число объектов сербского культурного наследия, невозможно. Доступ в нее закрыт: она обнесена колючей проволокой и находится под охраной косовской полиции. Здание очень сильно повредили албанские радикалы еще в марте 2004 года, хотя тогда прямо напротив него находилась база немецкого контингента KFOR.

pic 840e9af8c6751330edd95469ac405102

Прошлое и будущее

Посмотрев на Косово своими глазами, можно сделать вывод, что местные сербы живут во многом прошлым, а албанцы — настоящим и будущим. Но радикального противостояния между ними уже точно нет, есть сосуществование. В регионе постоянно сталкиваются прошлое и будущее, консерватизм и новые идеи. И это нормальный ритм развития Балкан.

То, что сегодня в Косове властвуют албанцы и западные гранты, еще не значит, что то же самое будет завтра. К примеру, в Гаагский трибунал по военным преступлениям в июле 2019 года был вызван начальник штаба АОК в конце 1990-х, премьер-министр Косова Рамуш Харадинай. Его допрашивали в качестве подозреваемого. Если предположить, что Гаага приговорит его годам к 20 за военные преступления, то нынешняя косовская элита очень быстро может изменить свои отношения с Западом, а тот в свою очередь решит, что лучше уж дружить с сербами, чем с албанскими экстремистами. И Косово закипит снова — но уже с новым знаменателем, который на самом деле очень старый.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector