Последние комментарии

  • Селезнев Евгений
    Какая же это "интеллигенция"? Они больше на глистов похожи. Почему советская интеллигенция поддерживает противников России
  • Елена игрик
    Буйно помешанные.Президент России должен склонить голову: Условие русским поставил вице-премьер Украины
  • Иван
    Наверное потому, что прав был Л.Гумелёв, когда на вопрос: «— Лев Николаевич, вы — интеллигент? Ответил: — «Боже меня ...Почему советская интеллигенция поддерживает противников России

"Ничего не получите!": Латвия отказывается продавать шпроты россиянам

Латвийским производителям шпротов, оказывается, больше не нужен российский рынок сбыта, они нашли других покупателей для своих консервов. Такое заявление сделал латвийский посол в Москве. Прибалтика действительно нашла других любителей шпротов в других странах. Но у гордого оптимизма латвийского посла при этом нет никаких оснований.



Текст: Ольга Самофалова, газета ВЗГЛЯД

Даже если Россия полностью отменит запрет поставок шпротов из Прибалтики, латвийские производители шпротов все равно могут не вернуться на российский рынок, предупреждает посол Латвии в Москве Марис Риекстиньш.

Он объясняет, что после запрета России некоторые мелкие предприятия просто прекратили выпускать шпроты, а остальные переориентировались на другие рынки. Поэтому «если что-то и будем туда отправлять, то уже по принципу дополнительной возможности», то есть по остаточному принципу. Массового возвращения латвийских производителей в Россию он не ожидает. Кроме того, латвийский бизнес считает, что риски для экспорта в Россию слишком высоки, чтобы опять сюда приходить.

Запрет на поставки консервов в Россию из Прибалтики был введен четыре года назад – в июне 2015 года. Произошло это не в рамках контрсанкций, а из-за обнаруженных в консервах опасных веществ, в частности бензапирена, который вызывает рак. Такой канцероген возникает от применения так называемого жидкого дыма, используемого на балтийских заводах.

Риекстиньш, конечно, не согласен с претензиями к качеству латвийских шпротов. «Мы считаем, что этот шаг был сделан для того, чтобы помочь местным предпринимателям, которые желали развивать свои мощности в этом секторе, в этой нише. Что угодно можно поставить под вопрос, но только не вопросы, которые касаются стандартов и качества пищевых продуктов в Евросоюзе», – сказал он. Мол, по нормам ЕС все нормально, а если у России есть претензии, то значит дело в политике.

Однако стоит напомнить, что сам ЕС еще в 2009 году обнаружил в латвийских шпротах слишком много диоксина и бензапирена, что не соответствовало нормам ЕС. Брюссель потребовал снизить содержание этих вредных веществ, но в 2010 году дал слабину. Шпротное лобби сумело добиться отмены этого требования. В 2014 году Брюссель окончательно дал прибалтам разрешение коптить рыбу традиционным методом. Возможно, потому, что покупают и едят шпроты в основном россияне, а не граждане ЕС.
Поэтому российские требования снизить содержание вредных веществ, изменив технологию копчения, более чем объективны, и списывать это только на одни геополитические разногласия нельзя. 

Для тех, кто серьезно отнесся к требованиям по качеству, Россия уже сделала послабления. В декабре 2017 года Россельхознадзор частично снял запрет для двух предприятий – для латвийской компании SIA Karavela и эстонской DGM Shipping AS. В мае 2019 года – для второй эстонской компании – Kajax Fishexports AS. Чтобы вернуться на российский рынок, им потребовалось установить оборудование с нормальной технологией, которая контролирует режим сжигания щепы и появление канцерогена в шпротах.

Латвийский посол лукавит также, когда уверяет, что местным предприятиям не нужен российский рынок, потому что они нашли ему замену. Так много зарабатывать, как зарабатывала Прибалтика на экспорте шпротов в Россию, в любом случае не получается и вряд ли получится, если говорить исключительно о шпротах. Других столь массовых потребителей шпротов, кроме как в России, да и в странах СНГ, больше нет нигде в мире. Шпроты – это уникальный продукт из советского прошлого. Европейцы его не потребляют и не любят, как россияне. Поэтому найти замену российскому рынку просто невозможно.

«Считаю заявление латвийского посла блефом. Шпроты – это нишевый продукт на сжимающемся рынке. Сегмент рыбных консервов съеживается. Доля рыбных консервов в общей структуре потребления рыбопродукции за двадцать лет уменьшилась с 18 до 9 процентов», – заявил газете ВЗГЛЯД президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников (ВАРПЭ) Герман Зверев.

После запрета латвийский рынок сильно изменился. До лета 2015 года шпроты в Россию поставляли целых 75 предприятий из Латвии (44) и Эстонии (31). Теперь такую роскошь имеют только два эстонских завода и один латвийский.

Это не случайно, что выжили крупные заводы. Просто они смогли найти средства и установить необходимое оборудование, которое делает шпроты более качественными, как того требует Россельхознадзор. Остальные денег на модернизацию не нашли – и большинство из них просто обанкротились и ушли с рынка. Так, оборот производства всех рыбных консервов (в том числе шпротов) в Латвии упал со 131 млн евро в 2014 году до 67 млн евро в 2016 году.

Некоторым заводам в Латвии все-таки удалось выжить и даже найти новые рынки сбыта для своей продукции, как уверяет посол. Вот только они уже четыре года генерируют одни убытки и держатся из последних сил. Удастся ли им снова стать прибыльными и удержаться на плаву – большой вопрос.

Так, латвийская рыбоперерабатывающая компания Brivais vilnis некогда продавала 30% своей продукции в России. Однако в срочном порядке ей пришлось научиться жить без России. За четыре года компания смогла найти новые рынки – и теперь поставляет шпроты на Украину, в Молдавию, США, Израиль и даже в Китай. Но прибыли предприятию это не приносит. По итогам 2018 года компания отчиталась об убытках порядка 400 тыс. евро, годом ранее убыток был 1,1 млн евро. В компании уже ни один год жалуются, что причина в запрете поставок в Россию, в экономической ситуации в странах СНГ, а также большой конкуренции на рынке рыбных консервов в Европе и Америке. На заводе признались, что те, кто не обанкротился, вынуждены были эти четыре года работать с убытками и ждать, когда «умрут» более слабые игроки.  

А вот латвийское предприятие Karavela, которое получило разрешение на поставку шпротов в Россию, по итогам 2018 года сумело нарастить оборот до 42 млн евро и увеличить более чем вдвое прибыль – до 1,5 млн евро.

Если смотреть формально, то Латвии вроде удалось справиться с потерей российского рынка, найдя новые. Если до кризиса продажи вне стран бывшего СССР составляли порядка 20% от общего объема, то теперь латвийские предприятия продают на других рынках половину своей продукции – в США, Германии, Шри-Ланке, говорил маркетинговый руководитель и совладелец рыбоконсервного предприятия Karavela Янис Энделе. Вот только объемы производства консервов в Латвии теперь значительно ниже, чем до запрета поставок в Россию, признает он.

Евросоюз мог бы помочь своим членам ЕС, выделив, например, дотации, о чем просила латвийская рыболовецкая отрасль. Однако богатые европейцы не стали помогать окраине. «Было бы наивно полагать, что налогоплательщики Германии, Франции, Великобритании станут поддерживать рыбную отрасль окраин Евросоюза и тем более укреплять ее и растить конкурентов. Россия – единственный рынок сбыта для этой продукции», – говорил руководитель информационного агентства по рыболовству Александр Савельев. У Латвии нет денег даже на строительство новых рыболовецких судов, латвийские рыбаки вынуждены использовать изношенный флот, доставшийся от СССР. А это создает проблемы – им приходится ловить рыбу в основном в прибрежных водах, дальше уходить невозможно.

Теперь же найти деньги на модернизацию оборудования и обновление флота латвийскому бизнесу практические негде. Ситуация изменилась кардинально: на самом деле России теперь и не нужны импортные шпроты, потому что российские рыбаки и заводы полностью удовлетворяют спрос на эти консервы самостоятельно. Пробиться на российский рынок прибалтийским шпротам теперь очень нелегко.

«Российский рынок шпротов не испытывает дефицита в этой продукции. Уловы мелкочастиковых пород не снижаются. Мощностей по производству достаточно», – уверяет Герман Зверев.


«Предприятия по выпуску шпротов работают на Дальнем Востоке, в Крыму, в Калининградской области и на Каспийском море. С момента введения санкций большинство отечественных предприятий-переработчиков в разы увеличили выпуск как шпротов, так и рыбных консервов в целом. Так называемую шпротную программу на сегодняшний день можно считать вполне успешной. Мы полностью заместили продукцию из Прибалтики. Отечественные предприятия полностью удовлетворяют спрос», – говорит зампред правления Руспродсоюза Дмитрий Леонов.

Более того, как показывают исследования Роскачества, отечественные шпроты действительно являются продукцией высокого качества и даже превосходят по данному показателю латвийских и литовских коллег, добавляет он.

По данным Руспродсоюза, в прошлом году Россия импортировала всего 4,7 тыс. тонн шпротов на 5,5 млн долларов. Лидером поставок шпротов в Россию является Эстония (более 2,6 тыс. тонн). Поставки из Латвии совсем небольшие – менее 230 тонн. В этом году (за три квартала) в Россию было завезено 2,7 тыс. тонн шпротов на 2 млн долларов. Лидером поставок остается Эстония.

По данным Росрыболовства, за пять лет объем российского вылова мелкосельдевых видов рыб (включая шпрот, салаку, кильку, анчоус) вырос почти на 80% – с 61 тыс. тонн в 2014 году до более чем 109 тыс. тонн по итогам 2018 года. Вылов кильки за эти годы почти удвоился – с 32,5 тыс. до 58 тыс. тонн. Так, в Калининградской области – центре производства продукции из шпротов – общий вылов в прибрежной зоне вырос за пять лет в полтора раза, до 46,3 тыс. тонн. А вылов кильки (шпрота) и сельди балтийской (салаки) увеличился почти в два раза – до 39,5 тыс. тонн. И все это перерабатывается на территории самого региона и развозится в магазины по всей России. При этом, российские рыбаки добывают мелкосельдевые виды рыб не только на Балтике, но и в Крыму, на Черном море.

Выросли также мощности и перерабатывающих заводов. Так, в Калининградской области годовая мощность выпуска консервов из шпротов в масле выросла почти в три раза – до 81 млн банок. Увеличились мощности единовременного хранения рыбной продукции. Область получила более 630 млн рублей инвестиций в эту отрасль, и запланированы новые инвестпроекты: строительство малого рыболовного судна, строительство и модернизация цехов для выпуска рыбной продукции и другие.

Популярное

))}
Loading...
наверх