Последние комментарии

  • Владимир Eвтеев
    Где  это опровержение? Где? Где? Где? "А когда конфеты с колбасой брал?": Пользователи не стерпели Раймонду Паулсу "навязчивых" русских
  • Владимир Eвтеев
    Где  его опровержение?  Я  так и понял, что  опровержения  нет. "А когда конфеты с колбасой брал?": Пользователи не стерпели Раймонду Паулсу "навязчивых" русских
  • Александр Лавринов
    ЭТО единственный выход для страны! Кстати -СССР  НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ.  РФ-плод прижского клуба; это частная коммерческая..."Её писали в годы унижения России": Большинство русских хотят внести поправки в Конституцию - опрос

Зачем Лукашенко примкнул к стае «еврошакалов», бредящих Калининградом

Бог троицу любит. Когда с месяц назад стало известно, что Польша разлысила лоб забрать Калининградскую область себе в качестве трофея после победоносной войны с Россией, автор этих строк сказал в кругу друзей, что этим дело не ограничится.

Андрей Выползов, Калининград, издание EADaily

 



И действительно — тут же на российский эксклав позарилась соседняя Литва.

Не без помощи своих дипломатов маленькая, но вредная республика наводнила Калининградскую область подпольной реваншистской периодикой. Где вместо Калининграда — «Караляучюс», вместо Советска — «Тильже», даже вместо белорусского Гродно — «Гардинас».

«Нас учат, что надо забыть, что ни Гардинас, ни Караляучюс никогда не будут принадлежать Литве. Но сравнительно недавно многие говорили, что Литвы никогда не будет, а будет всегда Советская Литва в составе СССР», — вещает, к примеру, литовский реваншист Витас Тамошюнас со страниц газеты Voruta.

 



Но кто ещё соседствует с Калининградской областью? Верно, Белоруссия. Почти соседствует — через польско-литовский Сувалкский перешек. Короче, не пришлось долго ждать, вчера президент Александр Лукашенко стал третьим, кто менее чем за месяц предъявил территориальные претензии к России на ее самый западный регион. Его пространную речь с отсылками к Ельцину и Путину следует ужать до одного ключевого предложения:

«Калининград — это наша область, мы за неё отвечали и отвечаем прежде всего, а не Россия».

И хотя губернатор Калининградской области Антон Алиханов после подобного реваншистского по своей сути спича попытался обелить Батьку и даже потроллить его («Со своей стороны могу сказать, что и Белоруссия тоже „наша“ в том смысле, что это братский народ», — сказал руководитель российского эксклава), все поняли Григорича правильно: в случае политической катастрофы в России Минск зубами вгрызётся в Калининградскую область (если, конечно, гипотетические катаклизмы, на которые, быть может, надеется Лукашенко, не разнесут в клочья саму Белоруссию).

 



Важно понимать, что фраза «Калининградская область — наша», — это не фигура речи Лукашенко. Ничего подобного «образного» он не смеет говорить о Брянской, Смоленской и Псковской областях России, которые непосредственно граничат с Белоруссией и где есть серьёзная совместная экономическая кооперация. Мысль же о «нашем Калининграде», достаточно далёком в геополитическом плане, он настойчиво транслирует своему населению последние уже семь лет. Заметьте, тогда ещё и в помине не было разговоров о «присоединении Белоруссии к России», что хоть как-то можно было объяснить, дескать, Лукашенко так изящно парирует «русским шовинистам». Но ещё в 2013 году — до всяких майданов — Батька заявил на пресс-конференции для российских журналистов, что «это наша земля». Тогда белорусский президент был более откровенен. Он прямо сказал:

«Я не претендую на то, чтобы завтра забрать Калининград. Но если бы можно было — то с удовольствием».

 



Кстати, выступая на той пресс-конференции Лукашенко ещё не сторонился Великой Отечественной войны. Наоборот, он считал её, как и Калининградскую область, тоже «нашей». Обосновывая свои претензии на российский регион, глава Белоруссии заявил:

«Это наша страна. Мы не зря там воевали недавно».


Тогда, в 2013 году, после столь шоковой для калининградцев информации белорусские общественники тут же инициировали референдум по присоединению Калининградской области к Белоруссии. Правда, получили отказ республиканского Центризбиркома, но звоночек прозвенел. В 2016 году, вновь на пресс-конференции для российских журналистов, Лукашенко повторил, что считает Калининградскую область «своей», «белорусской территорией».

«Мы отвечаем за Калининградскую область, и если там проблема какая — они обращаются к нам по старинке», — добавил белорусский лидер.
 



Подобную псевдоотеческую риторику калининградский бизнес воспринял как издевательство и оскорбление. О каком обращении «по старинке» может идти речь, когда в 2014 году Белоруссия конфисковала электронную бытовую технику на сумму 240 млн рублей, произведённую в Калининградской области и шедшую транзитом в «большую Россию». Тысячи телевизоров были изъяты и проданы под предлогом, что это «иностранный импорт». Калининградские предприниматели выиграли «дело телевизоров» в Евразийском суде, но Минск, как член Союзного государства, чихал на судебное решение. Телевизоры изъяли, потому что тоже «наши»?

И вот спустя четыре года новая напоминалка от Батьки: «Калининградская область — наша». Оцените выбор притяжательного местоимения. Для меня очевидно, что это отсыл к фразе десятилетия «Крым наш». В этом заключаются потаённые амбиции Александра Лукашенко, а ещё в том, что, прирастая Калининградом, находящимся внутри ЕС, Белоруссия вливается — хотя бы географически — в Еўропу. Вот так и разрастается стая «еврошакалов», мечтающих поглотить российский эксклав с военно-морским флотом.

Популярное в

))}
Loading...
наверх